Королев: известный и неизвестный

Сергей Грабовский

Сергей Павлович Цариц. 12.01.1907, Житомир - 14.01.1966, Москва. Главный конструктор ракетно-космической техники, под управлением которого были сделаны 1-ая межконтинентальная баллистическая ракета и 1-ый искусственный спутник Земли, осуществлены 1-ый полет человека в космос и выход астронавта с корабля в открытый космос.

Уже эти сухие биографические данные дают определенную информацию об СП Королев: известный и неизвестный, как звали его друзья, коллеги и подчиненные, о масштабах совершенного и незаурядной личности Головного конструктора. Но сколько остается «за кадром»...

С одной стороны, Цариц был при жизни очень почетаемой личностью. Два раза Герой социалистического труда, академик АН СССР, лауреат Ленинской премии; к нему с почтением относились русские руководители, в особенности Никита Хрущев Королев: известный и неизвестный. Его авторитет признавали все, с кем он общался по делам. И конкретно ему должен СССР фуррорами первого галлактического десятилетия - спутником, «Белкой-Стрелкой», полетом Гагарина, отправленными к Марсу и Венере автоматическими исследовательскими зондами, спутниками связи, мягенькой посадкой автоматической станции «Луна-9» на Луну (это вышло через три недели после погибели Королев: известный и неизвестный СП, но делал этот проект он).

С другой стороны, Цариц в 1938-44 годах находился в неволе (кутузка, Колыма, авиационные «шарашки» системы НКВД), и только 18 апреля 1957 он - к тому времени уже председатель совета Основных конструкторов ракетной техники, член-корреспондент АН СССР! - был официально реабилитирован «из-за отсутствия состава преступления». Но Королев: известный и неизвестный и в предстоящем СП не стал вправду свободным – разве что клеточка его стала «золотой». Когда был запушен 1-ый искусственный спутник, в США находилась делегация русских ученых, чья проф деятельность связана с авиастроением и астрономией. И вот 1-го из их, академика Леонида Седова, южноамериканская пресса прозвала «отцом красноватой луны», другими Королев: известный и неизвестный словами спутника. Седов таинственно улыбался и ничего не гласил... И потом, когда русская пресса писала о Царице, она называла его «Главным конструктором». Ни имени, ни фамилии. Статьи в прессе СП подписывал «проф. К. Сергеев». Писал, кстати, Цариц сам, а не так, как некие академики тогда и, и на данный Королев: известный и неизвестный момент, - ставят автограф в конце приготовленного референтами текста. Все награждения (не только лишь его, да и других ракетчиков) были произведены потаенно, о их нигде не писали. И на трибуне мавзолея рядом с Хрущевым, Гагариным и Титовым был должен стоять он, совместно с конструктором огромнейших в те годы ракетных Королев: известный и неизвестный движков Валентином Глушко, - но стояли члены управления КПСС, фамилии которых, не считая разве что Брежнева, не достаточно кто на данный момент помнит. Более того, космодром Тюратам именовался полностью фейковым именованием «космодром Байконур» во всех официальных публикациях...

Но от кого держали в секрете Царица и других создателей галлактической техники, кого околпачивали Королев: известный и неизвестный фейковым заглавием космодрома? Русских людей.

Вот что писал узнаваемый летчик-испытатель Марк Галлай, который работал с СП сначала 1960-х - инструктором по технике пилотирования в первом законе астронавтов:

«Впрочем, «закрытой» личность Головного конструктора была в главном у нас. Узнаваемый конструктор вертолетов Николай Ильич Камов имел в один прекрасный момент случай Королев: известный и неизвестный в этом убедиться. Сначала 60-х годов он прилетел в Париж на очередной интернациональный авиационный салон в Ле-Бурже. Не успел он сойти с трапа, как увидел посреди встречающих старенького знакомого - французского инженера Лявиля. Их знакомство появилось издавна - еще кое-где в 20-х годах. И вот без малого 40 лет спустя Королев: известный и неизвестный - новенькая встреча. Рукопожатия. Объятия. Расспросы.

- Расскажи, Николя, что у вас нового? – спросил Лявиль. - Как наши коллеги?

- Да вот, знаешь, похоронили Лавочкина.

- О, я знаю. У нас писали. Бедный Симон! Ну, как живет Серж Цариц?

Отлично приготовленный к поездке за предел, Камов развел руками:

- Понимаешь, я его как-то растерял Королев: известный и неизвестный из виду…

- Николя! Ты ничего не знаешь. Он же у вас сейчас самый главный по ракетам!

Лявиль был в курсе…»

Отлично понятно было на Западе - благодаря разведывательным спутникам - и где по сути находится главный русский космодром.

Оказывало влияние ли это плохо на Царица? Да. Основным было то, что, в Королев: известный и неизвестный отличие от США, где создатели галлактической техники могли на публике обращаться и к сотрудникам, и в Конгресс, и ко всему народу (и воспользовались этим правом), где не в последнюю очередь благодаря этому программка полета человека на Луну стала общенациональным делом и ознаменовалась фуррором, Цариц и его коллеги обязаны были Королев: известный и неизвестный направлять свои аргументы туповатому управлению КПСС (где после Хрущева с его «мужицким умом», часто способным сразу правильно оценить ту либо иную делему, можно было гласить о суровых вещах разве что с ответственным за ВПК Устиновым), еще больше тупым маршалам и генералам, которые не понимали значимости астронавтики, и сотрудникам из академии, которые Королев: известный и неизвестный мотивированно страшились, что ракетчики заберут для себя и без того не очень щедрые ассигнования на фундаментальную науку). Не это стало одной из основных обстоятельств того, что мечта всей жизни Царица и Глушко - отправить пилотируемые экспедиции к Луне и Марсу - так и осталась несбыточной?

А вот еще одна более принципиальная Королев: известный и неизвестный причина этого. Академик Борис Черток, заместитель Царица по вопросам управления ракетно-космическими комплексами, писал в мемуарах, что без хрущевских реформ в экономике - без ее децентрализации, без сотворения региональных совнархозов - СССР не послал бы в космос ни 1-ый искусственный спутник Земли, ни первого астронавта планетки. Ведь совнархозы - территориальные органы управления Королев: известный и неизвестный экономикой определенных регионов - действовали оперативно и отлично, когда необходимо было за куцее время сделать и запустить в создание новые эталоны галлактической техники. Сергей Цариц сделал гигантскую горизонтальную сеть, которая работала на астронавтику. «Мы, - пишет Черток, - пользуясь заинтригованностью региональных совнархозов и заводов, получивших при хрущевских реформах огромную самостоятельность Королев: известный и неизвестный, стремились расположить наибольшее количество заказов на заводах приборного и радиоэлектронного профиля. Директора заводов, подчиненных совнархозам, получили право принимать заказы и заключать договоры, а не ждя указаний сверху». Хрущева сменил Брежнев, избегавший конструктивных конфигураций, не способен был принимать стратегические решения и вернул сталинскую министерскую вертикаль управления экономикой. Сформированная Королевым система производственной кооперации Королев: известный и неизвестный распалась еще при его жизни, развитие русской астронавтики приостановилось, наступила долголетняя пауза в пилотируемых полетах (во время которой произошла трагическая смерть Комарова на «Союзе-1»), а лунная программка вообщем полетела кувырком. Потому СП был, вприбавок ко всему, к тому же человеком, ознакомленным в экономике, умел использовать все Королев: известный и неизвестный положительные стороны русского, как тогда гласили, народного хозяйства...

И очередное. В мемуарах о Царице зафиксировано, что он с теми украинцами, к которым относился приветливо, на космодроме часто обращался так: «Здоров, козаче! Рідну мову ще не забув?» - и переходил на украинский. И конкретно для СП космонавт-4 Павел Попович пел во время Королев: известный и неизвестный полета: «Дивлюсь я на небо...»

А СП при всем этом приходилось читать о для себя в тогдашних газетах (где он фигурировал как таинственный «Главный конструктор») - «настоящий русак»...


koronaciya-ili-poslednij-iz-romanov-stranica-13.html
koronaciya-ili-poslednij-iz-romanov-stranica-2.html
koronaciya-ili-poslednij-iz-romanov-stranica-7.html