Королевская охота - Юрий Сергеев

^ Царская охота
«Земля помогает нам осознать самих себя...»
Антуан де Сент Экзюпери.
1
Федьку Рябова изгнала супруга. Угрожала, вытерпела Нюрка, да терпение лопнуло. Сколько лет билась одна, каждую копейку сберегала, чтоб дом был не Королевская охота - Юрий Сергеев ужаснее, чем у других: ночи простаивала в очередях за коврами да гарнитурами, книг различных престижных понавыписывала, хрусталя по блату натащила, а всё одно.

Пусто было в роскошной квартире у девки-вековухи Королевская охота - Юрий Сергеев. Вот и пригрела залётного буровика, обмыла, откормила и нахвалиться сначала не могла какой у неё Федя хороший и прекрасный мужчина. Все уши прожужжала подругам, видя и радуясь их бабьей зависти.

А он Королевская охота - Юрий Сергеев и впрямь, на домашних-то пирогах, раздался, высочайший, крепкий, с безмерно большенными кистями рук, в цветастой рубашке и зачёсанными вспять соломенными волосами. Фёдорвей казался могучим корявым стволом того дерева, которое Нюркино окружение всеми силами пробовало Королевская охота - Юрий Сергеев отполировать, подогнать под собственный оттенок и лоск.

Но дуб, как понятно, дерево крепкое и очень длительно держит внутри себя сок родной земли. Вот этот российский сок и бродил в Фёдорвее, лак Королевская охота - Юрий Сергеев-то не приставал, то там, то тут выпирала из него земельная натура, шершавая, колющаяся и никому не подходящая правда.

А чтоб не болтали почем напрасно, сговорила его Нюрка расписаться, сделать всё, как Королевская охота - Юрий Сергеев у людей.

Пожил Фёдорвей, пожил и ну выбрасывать штуки! Притащил в квартиру бескровную запятнанную собаку и кормил её из сервизной тарелки прямо на ковре.

На банкете, куда были приглашены принципиальные люди из горторга Королевская охота - Юрий Сергеев, длительно внимал их наставлениям, как необходимо искусно жить, кивал головой, поддакивал, а лицо выражало такое открытое презрение, что Нюрку передёргивало.

Хитрость, довольство и сытость исходили от гостей, ублажённых обильной закуской и пшеничной Королевская охота - Юрий Сергеев водочкой. И когда Фёдорвею совершенно невмочь стало, обругал он их беременными пауками за вислые животы, за ленивую удовлетворенность жить ради жратвы.

И в том, что они даже не обиделись, перевели Королевская охота - Юрий Сергеев это в шуточку, проглядывалась паучья хватка, лишённая чувств и страстей. Для чего расстраиваться по пустякам!

А что сделал с наилучшей подругой, Маргаритой Николаевной? Совсем выставил из дома! Ну, как в культурном обществе Королевская охота - Юрий Сергеев показаться с таким медведем!

Так, успокаивая себя, собирала Нюрка его небогатые манатки в старенький ранец и потрепанный чемодан со сломанной ручкой. 40 лет мужчине, а так ничего и не нажил. Мятый костюм с потёртыми Королевская охота - Юрий Сергеев локтями, пара пожелтевших и застиранных рубашек, штаны....

Всё желала ему новый костюмчик справить, уж и материал в полоску присмотрела, дорогой, синенький, да сейчас уж и ни к чему. Так... Перекати поле Королевская охота - Юрий Сергеев. К хозяйству и совсем душа у него не лежит.

Вон посмотришь, другие мужчины всё в дом тащат. Приноровились крыс-нутрий разводить: шкурки на рынок, мясо диетчикам нарасхват, машин понакупили, дачи поотгрохали Королевская охота - Юрий Сергеев. А этот? Напротив, из дома норовит унести. Нет, чужой он тут, чужой. Пусть со своими собаками в другом месте водится.

Она окончила сборы и выставила вещи в коридор. Замкнула квартиру и, чтоб не травить Королевская охота - Юрий Сергеев душу, уехала ночевать к Маргарите Николаевне.

Со смены Фёдорвей возвратился домой за полночь. Войдя в подъезд, сходу признал свои чемодан и ранец. Усмехнулся про себя, что никто на его «добро» не позарился Королевская охота - Юрий Сергеев. Постучал в дверь молчание. И здесь же пришло облегчение, как выспевший чирей разорвался, и ничто не шевельнулось снутри, не захворало.

А позже, ужаснулся за собственный стук: вдруг выйдет заспанная, в ввезенном пеньюаре Королевская охота - Юрий Сергеев ворчливая Нюрка, и снова засосёт болотом приторная и душноватая жизнь посреди иноземного барахла.

Он сел на ступени лестницы, с содроганием чувствуя спиной эту опасность и ужас возвращения в прошедшее к паукам, обычно Королевская охота - Юрий Сергеев открыл мятую крышку собственного дряблого, но возлюбленного чемодана, (его бы он не променял за всё Нюркино достояние).

Аккуратненько стянуты резинкой от бигуди средства и документы, даже хлеб и колбасу завернула Королевская охота - Юрий Сергеев на дорогу рачительная супруженция. Посидел-посидел...

Встал и, вздохнув, толкнул дверь на улицу. У подъезда примостил ранец на спину, обернулся на тёмные окна и зашагал на вокзал.

Фёдорвей издавна предугадал таковой конец Королевская охота - Юрий Сергеев и знал, куда ехать; далековато в Якутии ведут геологоразведку под новый угледобывающий комбинат, наверное буровики необходимы.

На вокзале устроился на отполированной до блеска древесной скамье с знаками МПС, подсунул ранец под голову и закрыл глаза Королевская охота - Юрий Сергеев.

Разбудила его сварливая уборщица, громыхавшая ведром и шваброй по каменному полу. Знакомо пахнуло вокзальным духом: хлоркой от громыхающего дверцами туалета, человеческим позже, пылью, дорожным харчем, пелёнками, запахами буфета, одеколона из Королевская охота - Юрий Сергеев парикмахерской.

Все это перемешалось, круто настоялось за ночь и потихоньку разбавлялось через полуоткрытую дверь на перрон струёй свежайшего утреннего воздуха. Фёдорвей встал, сдал вещи в камеру хранения и поехал на забитом людьми автобусе в Королевская охота - Юрий Сергеев геологоразведочную партию за расчётом.

С огромным трудом условился, чтоб отпустили без двухнедельной отработки. Подписал «бегунок» и, перед самым концом рабочего денька, получил средства.

Вечерком уже посиживал в поезде. Ел, отсыпался, изнывал Королевская охота - Юрий Сергеев от жары и бездельничания. Кое-где уже далековато и нереально осталась сытая жизнь, деловая супруга и её богатое приданое. Поезд всё яростнее отрубал все эти оковы, стучал и стучал на заезженных соединениях рельсов Королевская охота - Юрий Сергеев.

Поколесил по белу свету Фёдорвей вволю, насмотрелся всего. С Камчатки внесло в Молдавию, оттуда на Ямал, позже малость отогрелся в Средней Азии, позвали в Хакасию; год отработал, оставляли ещё Королевская охота - Юрий Сергеев, сулили все блага, но пришла та незваная и знакомая тоска.

Она-то и гоняла его по миру: находила его то в горах, то в тундре, то посреди Карельских озер. А может, и он гонялся Королевская охота - Юрий Сергеев за самим собой, попробуй-ка разберись! Только месяц-другой обвыкнет на новеньком месте, глядь, является. Здесь уж — не до работы.

Как обычно, не отпускали, но Фёдорвей тяжело вздыхал, стараясь не глядеть Королевская охота - Юрий Сергеев в глаза начальству и новым друзьям, собирал рюкзачишко. Гнало в дорогу предчувствие чего-то ненайденного, не пробуренного увлекательного месторождения. Клич новейшей жизни. Работал Фёдорвей самозабвенно, уверенно и скупо.

На буровой — всё обычно Королевская охота - Юрий Сергеев и знакомо: поёт рабочую песню станок, вопит и дымит лебёдка, трубы дзинькают о канделябр, тяжело дышит и ворчит промывочный насос, и уходят под землю всё поглубже и поглубже в обезумевшем вращении сталь Королевская охота - Юрий Сергеев, прожигая неизвестные с поверхности новые горизонты и пласты.

Изредка кто из помощников Фёдорвея мог выдержать высокоскоростной спуск и подъём бурильных труб. Одна за другой вылетели из скважины гремучие железные змеи, извиваясь Королевская охота - Юрий Сергеев и брызжа липким глинистым веществом, осклизло вырываясь из влажных рукавиц и норовя ударить концом задремавшего помбура.

Брошенные в гнёзда канделябра, они, всё ещё, изгибались и дрожали, как живы. Твердый брезент на спине Королевская охота - Юрий Сергеев ассистента набухал позже, чернел, руки путались, из гортани летел хрип, хрустели кости, облегала жгучая вялость.

Если помбур пасовал либо ещё не умел вертеться, Фёдорвей сбавлял темп, терпеливо учил, натаскивал, помогал. Если лицезрел, что неумение идёт Королевская охота - Юрий Сергеев от лени, выгонял прямо со смены, жалея потраченных напрасно сил и времени.

Он и ел-то на ходу. Пристально смотрел за манометром промывочного насоса и устройствами магнитной станции, прихлёбывая чай, в Королевская охота - Юрий Сергеев полном самозабвении от работы. Зажигал азартом всю бригаду.

Начиналась гонка за фаворитом, как в велоспорте, но Фёдорвей бурил всегда больше всех, а в конечном итоге, бригада перекрывала план в два раза Королевская охота - Юрий Сергеев и выше, получали неплохую заработную плату и премии, появлялась проф гордость за себя и коллектив бригады и почтение к исступленному новому.

Это — хорошая стычка за лидерство в деле и мастерстве! И, если она Королевская охота - Юрий Сергеев идёт без подлости, подножек и сплетен, то не бывает побеждённых, выигрывают все.

В борьбе обостряются чувства, приходит 2-ое дыхание, возникают болельщики (самые азартные — жёны соревнующихся), возникают и оппоненты, которым нечего Королевская охота - Юрий Сергеев противопоставить рекордам, не считая опьяненной зависти и собственной несостоятельности.

Но, самое главное, возникают последователи, и гонка за фаворитом, сейчас уже бригадой, начинается в масштабе геолпартии, экспедиции и даже геологического объединения.

Позже уже, через Королевская охота - Юрий Сергеев год-два, за массой вымпелов, грамот и премий, изредка вспомнят, кто 1-ый кинул камень в бумажное болото размеренного производства, а если и вспомнят, то хорошим словом.

А ведь, особенной хитрости не было Королевская охота - Юрий Сергеев в таланте Фёдорвея. Он повсевременно копался в новых книжках, по частицам отбирал и возил с собой в чемодане самую современную техно литературу по бурению.

Всегда помнил завет собственного давнешнего учителя: «Тот, кто закончит читать Королевская охота - Юрий Сергеев и постигать новое в собственной работе, возомнит себя асом, тот никогда не станет мастером!»

С неких пор и сам завел тетрадь, куда записывал переработанные режимы бурения, хитроумные методы ликвидации аварий Королевская охота - Юрий Сергеев; давал почитать тем, кому веровал в деле.

Фёдорвей был мастером. Обожал работать «на слух»: режим бурения, подачу промывки, работу станка контролировал интуицией, отлажен теорией и двадцатилетней практикой. А это уже — высший Королевская охота - Юрий Сергеев пилотаж.

Изредка катастрофа могла застать его врасплох, а когда и прихватывало на многометровой глубине буровой снаряд, Фёдорвей ошалело орал, вращая белками глаз, разгонял всех подальше от буровой и повисал на рычагах лебёдки.

Страшно качалась Королевская охота - Юрий Сергеев и тряслась пятидесятиметровая громада вышки, рыдали и задыхались дизели, взрывались от натуги бронированные шланги, рвались, как нити, талевые тросы. Перекрученные трубы, со скрипом и стоном, вылезали из скважины.

Фёдорвей поднимал их Королевская охота - Юрий Сергеев, позже сходу сникал, уходил, через дым и едкую вонь колодок лебёдки, дисков сцепления подальше от буровой, на свежайший воздух. Садился и заваривал на костерке в кружке чифирок.

Руки ещё дрожали, но от первых глотков Королевская охота - Юрий Сергеев пахнущей густой заварки успокаивался, сонно клевал носом, на катастрофах другой раз не спал многими днями.

Приходила тихая удовлетворенность победы над стихией, и он ворковал над кружкой, ставил ещё чаёк, глаза Королевская охота - Юрий Сергеев сияли нежно и тепло. «Одолел-таки чертей подземных, умучил, отпустили колонну...

Пришлось бы перебуривать скважину, а это — настолько деньжищ на ветер кидать, проговаривал вслух помбуру и отрадно хохотал.

Люблю аварии выдирать, они Королевская охота - Юрий Сергеев — всегда различные, к каждой собственный подход нужен, а ведь, нередко пасуют, дублируют скважины, деньги-то — муниципальные, счёта нет... Что? Напрасно мы брюки носим и мужское звание! Железо не одолеть? Срамота....»

Но самое Королевская охота - Юрий Сергеев увлекательное было для него итог бурения, когда поднимали колонковую трубу с алмазной коронкой; трепыхались и позванивали в ней, как караси, цилиндрики породы и руды керна.

Фёдорвей резко тормозил лебёдку и, бросив Королевская охота - Юрий Сергеев рычаги, подбегал к устью скважины. Оттеснив ассистента, деловито оглядывал колонковую снизу до переходника, осторожно, как будто ещё не веря, трогал в коронке пальцами керн. «Есть!»

Торопливо хватал ключ и отворачивал алмазный наконечник Королевская охота - Юрий Сергеев. Гулко и ровно падали в ячейки подставленного ящика тяжёлые и влажные кусочки породы, руды, угля, глины с зубами допотопных акул...

И что только не доводилось ему извлекать из глубин земли! Но каждый раз, с холодком Королевская охота - Юрий Сергеев в груди, Фёдорвей ожидал что-то особое, постукивал кувалдой по колонковой, находил, перебирая керн.

Ревниво смотрел, как геологи клювастыми молотками свирепо лупят поднятые эталоны, обрисовывают их, заворачивают в бумагу Королевская охота - Юрий Сергеев, заливают парафином и укладывают в ящики из-под взрывчатки, чтоб увезти в лабораторию на анализ.

Поработав на новеньком месте некое время, привыкал. Однообразие поднятого керна сбивало энтузиазм. Фёдорвей, уже по звуку станка, различал Королевская охота - Юрий Сергеев смену той либо другой породы на глубине и заблаговременно знал, что подымет в трубе.

Ещё теплился азарт, ещё метались помбуры в обезумевшем темпе, но уже 1-ые признаки заболевания были налицо: бессонница и тоска наваливались Королевская охота - Юрий Сергеев, становился кислым и раздражительным, всё почаще заваривал чаёк, хмурился, срывался на вопль, и, в конце концов, как будто что-то обрывалось, взрывалось... и наступало облегчение.

Время от времени это бывало во время Королевская охота - Юрий Сергеев вахты. Он медлительно и флегмантично дорабатывал смену, лихо дарил собственному ассистенту рукавицы-верхонки и, натянуто улыбаясь, подавал руку:

— Всё, прощай брат, не могу больше. Работай, как учил, толк будет. И Королевская охота - Юрий Сергеев книги почитывай. Нет интересней работы, чем бурение, здесь творчество необходимо. Кто-то очень произнес, что техника в руках дикаря — кусочек железа...

А сам душой уже был в дороге, звала неизвестность. Сейчас Королевская охота - Юрий Сергеев, Нюрка обогнала. Сообразила, что надежды на оковёвого и хозяйственного мужчины не оправдались.

Четвёртый денек поезд катит на восток. Четвёртый денек проплывают по ту сторону окна вагона поля, свежайшие скирды травы. По стерне бродят стада, выбирают Королевская охота - Юрий Сергеев с земли повитель и отросшую после жатвы траву.

Трактора поднимают зябь, пашут, пылят, сбочь вертятся кобчики и ястреба, сбивая вспугнутых из мякины перепелов и полёвок. По дорогам, обгоняя поезд, торопятся машины Королевская охота - Юрий Сергеев, мерцают полустанки, выбегают к полотну леса, и кажется, не будет конца подёрнутой светлой дымкой земле...

Посреди деревьев взблёскивают озёра, громыхают и мелькают мосты по ту сторону окон вагона над бессчетными реками, чисто пылают Королевская охота - Юрий Сергеев под солнцем светлые старицы. Над ними уже куролесят табуны взматеревших уток, готовых к прощанию с родными местами.

Фёдорвей лежит на 2-ой полке в купе и глядит в открытое окно. Сырой ветер Королевская охота - Юрий Сергеев треплет волосы, гонит слезу, наносит духом увядающего разнотравья, прелью болот, настоем хвои и грибов... И кружится голова, просто и много места лететь в этом светлом чаду.

В Иркутске сошёл с поезда и троллейбусом Королевская охота - Юрий Сергеев добрался до аэропорта. Там — столпотворение. Один за одним зависают самолёты низковато над городом и со свистом идут на посадку. Конец курортного сезона и начало учебного года поднимают на крыло тыщи Королевская охота - Юрий Сергеев и тыщи людей. Осенний перелёт.

Фёдорвей, каким-то чудом, купил билет на рейс через день и, ошалев от суеты и шума аэровокзала, поехал в город. Возвратился поздно вечерком, перекусил в буфете, длительно слонялся Королевская охота - Юрий Сергеев по залу ожидания, в надежде найти местечко и поспать.

Кого только тут не было! Военные, франтоватые морячки, кавказцы в собственных постоянных фуражках-аэродромах, колхозники с плетенками и бдительно охраняемыми узлами, курортные дамы, брезгливо Королевская охота - Юрий Сергеев сидящие на краях кресел, смотрящие на всё сонными очами.

Рабочие мужчины в потёртых спецовках, стройотрядовцы с гитарами, геодезисты с кучей ранцев и обмотанных мешковиной рейками и ещё много различных, сведённых скитаниями людей Королевская охота - Юрий Сергеев. Что-то родное, бескровное было в истомленных дорогами пассажирах.

Стоял тихий галдеж, шорох зачитанных газет, щёлкали по чемоданам игральные карты, приглушённо пели турбины взлетающих и подруливающих на стоянки самолётов. Время тянулось вязко Королевская охота - Юрий Сергеев и дремотно.

Фёдорвей кое-как втиснулся меж разметавшейся во сне молодящейся дамой в голубом плаще и зелёных штанах и зачитавшимся «Футболом» огроменным парнем в клетчатой шапке, с бакенбардами и висящими Королевская охота - Юрий Сергеев усами....

Очнулся от шума запанибратских голосов. Через ряд кресел стояли трое юношей перед сидящей размалёванной девушкой. Она была в лохматом белоснежном свитере, белоснежных штанах, светлом плащике, по которому разметались обесцвеченные волосы.

Мужчины Королевская охота - Юрий Сергеев бесцеремонно рассматривали её, грязно ухмылялись. Один, из их, отодвинул сидячих и свалился рядом с ней. Обнял, что-то зашептал на ухо. Было приметно, что друзья отлично выпили.

2-ой, совершенно ещё мальчуган Королевская охота - Юрий Сергеев, стоял покачиваясь, засунув кулаки в кармашки, но вдруг резко наклонился и выдернул за руку спящего рядом с женщиной мужчину. Сел на его место с самодовольной ухмылкой. Тот спросонья свалился на узлы, испуганно вскочил, озираясь Королевская охота - Юрий Сергеев.

— Иди-иди, Ваня, чего стал... — через зубы нахально и угрожающе просипел ему носатый в куртке.

Мужчина помялся, взял чемодан и поплёлся в другой конец зала. Носатый лениво встал и потянул Королевская охота - Юрий Сергеев даму за руку.

— Кончаем рынок, едем ко мне! Васька, лови мотор.

Она попробовала вырвать руку, но не смогла и испуганно обернулась вокруг.

— Оставь её, юноша...

Юный изумлённо уставился на Фёдорвея.

— Сиди тихо, дядя, держи Королевская охота - Юрий Сергеев свою зануду, а то и её уведём, — зло бросил носатый и скачком поставил девчонку на ноги. Сидячий рядом с Фёдорвеем юноша вдруг сходу задремал, прикрыв лицо газетой.

— Я произнес, оставь её Королевская охота - Юрий Сергеев, курносый!

Юный сплюнул и шагнул через ноги спящих к Фёдорвею. Губки его тряслись от ярости, глаза сощурились.

«Это где так можно ухитриться с юношества нервишки истрепать для себя!» — успел опешиться Фёдорвей, перехватив Королевская охота - Юрий Сергеев, перед своим лицом, небольшой потный кулачок. Легонько сдавил его в собственной клешне и сходу сообразил, что перестарался. Кулачок хрустнул, как спичечный коробок, обвисли тряпками пальцы.

— А-а-а-а! побудил спящих истошный и Королевская охота - Юрий Сергеев удивлённый вопль. Люд загомонил озираясь. Юный крутился, дуя на кисть, баюкая руку.

Некий прилизанный тип неопределённого возраста, в старомодной широкополой шапке вкрадчиво поинтересовался:

— Это ты, за что все-таки ребёнка оскорбил Королевская охота - Юрий Сергеев, бугай, в милицию тебя сдать нужно! Несколько лет схлопочешь, бандюга... На деток кидается!

— Пусть память остается, — ответил дружелюбно Фёдорвей, — в другой раз, до того как махнуть кулаком, глядишь, припомнит и не махнёт, раздумает Королевская охота - Юрий Сергеев. А ты, шапка, подремай, полезней будет. Ведь этой стае подвернешься в тёмном углу, они уж из тебя душу вытряхнут...

Меж рядов пробирались два милиционера. Свели всех в темноватой комнате перед сонным старшим лейтенантом Королевская охота - Юрий Сергеев. Руку юного произвела осмотр медсестра, уверенно заключила: «До женитьбы заживёт!»

Женщина в белоснежном свитере съёжилась в уголке, как медвежонок, невинно хлопая намалёванными глазищами и помалкивала. Милиционер с зевотой листал документы Королевская охота - Юрий Сергеев Фёдорвея.

— По твоей трудовой книге географию в школе учить можно, — в конце концов, обронил он, возвращая бумаги. Бичуешь, означает?

— Ну, да... Копчу белоснежный свет, дураковато улыбнулся Рябов, только у бичей я Королевская охота - Юрий Сергеев что-то трудовых не примечал. Отпусти меня, подремать нужно, место займут... и благодарность вынеси за усмирение местной шпаны...

— Не торопись, у нас тоже места на нарах есть, плацкарт, — он оборотился к девице, та Королевская охота - Юрий Сергеев, опустив голову, теребила замшевую сумочку. Ну, Бикетова? Сколько ещё будем с тобой толковать, придется завлекать. Хватит! Увлеклась...

Она испуганно вскинулась:

— Я к мамы лететь собралась утренним рейсом. А на работуустроюсь. Добросовестное слово!

— Который раз Королевская охота - Юрий Сергеев врёшь? Залеталась уже, смотрю. Сколь командировочных обобрала? Ну? Пора на посадку...

Фёдорвей удивлённо крякнул, осознав, что вся компания издавна знакома и не раз посещала эту комнату. Встал и, забрав Королевская охота - Юрий Сергеев документы, возвратился в зал на своё место. Сосед усердно читал газету. Потеснив его мало, развязал ранец и вынул бутылку тёплого пива. Толкнул локтем читавшего.

— Пивка не желаешь?

Тот испуганно отказался, зашуршал бумагой.

— Ах, да-а Королевская охота - Юрий Сергеев, как я запамятовал, извините. Вы же спортсмен. Спортсменам никак нельзя пиво пить, спортсменам блюсти себя нужно для будущих побед...


korotko-i-yasno-zadanie-dvadcat-vosmoe.html
korotko-o-dele-viktor-shejnov-konflikti-v-nashej-zhizni-vozniknovenie-razvitie-i-razreshenie-konfliktov-dva-aspekta-problemi.html
korotko-o-raznom-cerkovnij-vestnik.html