Коронация, или Последний из романов - страница 13

Коронация, или Последний из романов - страница 13


Уже издавна стемнело, когда он завел душераздирающий рассказ про 1-го французского офицера, который был обязан съесть товарища по несчастью, корабельного каптенармуса.

– И что вы думаете? – оживленно гласил полуголый камер-юнкер. – После лейтенант Дю Белле Коронация, или Последний из романов - страница 13 показал на суде, что мясо у каптенармуса оказалось нежнейшее, с прослойкой сальца, а на вкус вроде поросятины. Трибунал лейтенанта, естественно, оправдал, учтя чрезвычайность событий, также то, что Дю Белле был единственным Коронация, или Последний из романов - страница 13 отпрыском у старушки мамы.

На этом месте познавательный рассказ прервался, так как дверь камеры вдруг бесшумно отворилась, и мы оба замигали от броского света фонаря.

Расплывчатая тень, появившаяся в просвете, произнесла голосом Фомы Коронация, или Последний из романов - страница 13 Аникеевича:

– Прошу прощения, Афанасий Степанович. Вчера, естественно, я вызнал вас под рыжеватой бородой, но мне и в голову не пришло, что дело может окончиться так гнусно. А сегодня на приеме в Коронация, или Последний из романов - страница 13 Грановитой палате я случаем услышал, как двое местных завсегдатаев шептались и смеялись, поминая некоторую острастку, которую они задали двум “Блюстителям”. Я и пошевелил мозгами, уж не про вас ли это. – Он вошел Коронация, или Последний из романов - страница 13 в темницу и участливо спросил. – Как вы здесь, господа, без воды, пищи, света?

– Плохо! Очень плохо! – воскликнул Эндлунг и кинулся нашему избавителю на шейку. Полагаю, что Фоме Аникеевичу такая порывистость, проявленная потным Коронация, или Последний из романов - страница 13 государем в одних кальсонах, навряд ли могла прийтись по вкусу.

– Это камер-юнкер нашего двора Филипп Николаевич Эндлунг, – представил я. – А это Фома Аникеевич Савостьянов, дворецкий его высочества столичного генерал-губернатора. – И, покончив Коронация, или Последний из романов - страница 13 с нужной формальностью, скорей спросил о главном. – Что с Мишей Георгиевичем? Освобожден?

Фома Аникеевич развел руками:

– Об этом мне ничего непонятно. У нас собственное несчастье. Князь Глинский застрелился. Такая неудача.

– Как застрелился? – поразился Коронация, или Последний из романов - страница 13 я. – Разве он не дрался с лордом Бэнвиллом?

– Сказано – застрелился. Найден в Петровско-Разумовском парке с огнестрельной раной в сердечко.

– Значит, не подфартило корнетику. – Эндлунг стал натягивать платьице. – Британец Коронация, или Последний из романов - страница 13 не промазал. Жалко. Славный был мальчуган, хоть и бардаш.

мая

– … А еще ассистент буфетчика расколотил блюдо для дичи из севрского сервиза. Я пока распорядился оштрафовать его на одну вторую месячного жалованья, а остальное Коронация, или Последний из романов - страница 13 на ваше усмотрение. Сейчас о горничной ее высочества Петрищевой. Прислужник Крючков донес, что она была увидена в кустиках с камердинером государя Фандорина в очень недвусмысленном виде. Я никаких мер решать не стал Коронация, или Последний из романов - страница 13, ибо не знаю, как у вас заведено обходиться с подобного сорта вольностями…

– На 1-ый раз – внушение, – объяснил я Сомову, отрываясь от тарелки. – На 2-ой раз – взашей. Если понесла – выходное пособие. У нас с этим Коронация, или Последний из романов - страница 13 строго.

По ту сторону окон светало, а в кухне горел свет. Я с большой охотой съел нагретый суп и принялся за котлетки де-Роган. Больше суток без маковой росинки во Коронация, или Последний из романов - страница 13 рту – это вам не шуточки.

После того, как Фома Аникеевич извлек нас с Эндлунгом из заточения, наши с лейтенантом пути разошлись. Он отправился в Варьете, чтоб переодеться. Звал и меня, гласил, что девченки ночуют в Коронация, или Последний из романов - страница 13 комнатах при театре – и накормят, и напоят, и приголубят.

Но у меня имелись дела поважней. При этом хозяйственные заботы в число сих принципиальных дел не входили, и ассистента я слушивал Коронация, или Последний из романов - страница 13 достаточно невнимательно.

– Как прошла коронация? – спросил я, прикидывая, может ли Сомов что-либо знать о вчерашней операции. Как бы не должен, но человек он, кажется, неглупый, чуткий. Во всяком случае о Коронация, или Последний из романов - страница 13 причинах моего отсутствия не задал ни одного вопроса. Вроде бы этак понебрежнее поинтересоваться, не привезли ли из Ильинского Миши Георгиевича?

– Полное великолепие. Но, – Сомов снизил глас, – посреди наших молвят, что были плохие Коронация, или Последний из романов - страница 13 предвестия…

Я насторожился. Плохие предвестия в таковой денек – это не пустяки. Коронация – событие исключительное, здесь любая мелочь имеет значение. У нас посреди дворцовых есть такие гадальщики, что весь ход церемонии по часам Коронация, или Последний из романов - страница 13 раскладывают, чтобы найти, как будет проистекать царствие и на каком его отрезке следует ждать потрясений. Это, положим, суеверие, но бывают приметы, от которых не отмахнешься. К примеру, в коронацию Александра Освободителя на вечернем приеме ни Коронация, или Последний из романов - страница 13 с того ни с этого на столе вдруг лопнула бутылка с шампанским – как будто бомба взорвалась. Тогда, в 1856 году, бомбистов к тому же в заводе не было, потому никто не знал Коронация, или Последний из романов - страница 13, как объяснить такой казус. Только много позднее, через четверть века, прояснилось. А на прошлой коронации сударь ранее положенного возложил корону на чело, и наши зашептались, что царствие будет недолгим. Так и Коронация, или Последний из романов - страница 13 вышло.

– Сначала, – оглянувшись на дверь, стал говорить Сомов, – когда куафер прилаживал ее величеству корону к прическе, от волнения очень очень ткнул заколкой – так что государыня вскрикнула. До крови уколол… А позже Коронация, или Последний из романов - страница 13, уже после начала шествия, у его величества в один момент оборвалась цепь ордена Андрея Первозванного, и прямо наземь! Про заколку только наши знают, но оказию с орденом увидели многие.

Да, нехорошо, пошевелил мозгами я. Но Коронация, или Последний из романов - страница 13 могло быть куда ужаснее. Главное – венчание на королевство состоялось, все-же доктор Линд не сорвал этого высокоторжественного действия.

– Что британцы? – неопределенно спросил я, не зная, понятно ли в Эрмитаже о Коронация, или Последний из романов - страница 13 дуэли.

– Лорд Бэнвилл уехал. Вчера, в полдень. Даже на коронации не находился. Оставил записку его высочеству и съехал. Бледноватый весь и сердитый. Или обижен, или захворал. Оставил щедрейшие наградные всему старшему персоналу Коронация, или Последний из романов - страница 13. Вам, Афанасий Степанович, золотую гинею.

– Поменяйте на рубли и от моего имени пораздавайте поровну Липпсу и обоим кучерам, они отлично поработали, – произнес я, решив, что от этого душегуба мне наградных не надо. – А Коронация, или Последний из романов - страница 13 что все-таки мистер Карр?

– Остался. Лорд и собственного дворецкого ему оставил – отбыл в одиночестве.

– Что мадемуазель Деклик, не скучает без воспитанника? – с деланой небрежностью в конце концов подступился я к важнейшему.

В Коронация, или Последний из романов - страница 13 коридоре послышались тихие шаги. Я обернулся и увидел Фандорина. Он был в домашней венгерской куртке с шнурами, с сеточкой на волосах, в войлочных туфлях. Весь гладкий, мягко ступающий, с мерцающими Коронация, или Последний из романов - страница 13 в полутьме очами – ну чисто кот.

– Ночной швейцар произнес мне, что вы в-вернулись. А где Эндлунг? – спросил он безо всякого приветствия.

Из вопроса об Эндлунге следовало представить, что Павел Георгиевич Коронация, или Последний из романов - страница 13 сказал Фандорину о нашей экспедиции. Невзирая на наисильнейшую неприязнь, которую вызывал у меня этот человек, мне не терпелось с ним побеседовать.

– Ступайте, Корней Селифанович, – произнес я ассистенту, и тот, умный человек, немедля удалился. – С Коронация, или Последний из романов - страница 13 государем камер-юнкером все в порядке, – кратко ответил я, и чтоб предупредить последующие противные расспросы, добавил. – К огорчению, мы попусту издержали время.

– У нас тоже не всё гладко, – произнес Фандорин Коронация, или Последний из романов - страница 13, присаживаясь. – Вы ведь пропали п-позавчера вечерком, когда Эмилия еще не возвратилась. Она отлично совладала с заданием, и мы с точностью обусловили потаенное убежище Линда. Оказалось, что он прячет малыша в усыпальнице Коронация, или Последний из романов - страница 13 княжны Бахметьевой, это такая часовня с подземным склепом, выстроенная близ стенки Новодевичьего монастыря. Княжна покончила с собой от злосчастной любви лет 100 тому вспять, хоронить в монастыре ее не дали, вот неутешные предки и Коронация, или Последний из романов - страница 13 построили нечто вроде мавзолея. С того времени род Бахметьевых пресекся, часовня постарела, на двери заржавелый замок. Но это одна видимость. Мадемуазель ведает, что, когда ее вводили с завязанными очами в прохладное помещение, она Коронация, или Последний из романов - страница 13 каждый раз слышала звук отлично смазанных петель. Строительного плана часовни раздобыть не удалось, понятно только, что сама усыпальница находится в п-подземелье.

Эраст Петрович стал чертить пальцем на столе:

– Вчера еще Коронация, или Последний из романов - страница 13 на рассвете п-приготовились. Это – монастырь. Вот – часовня . Вокруг пустырь, здесь – пруд . В общем неприметно не подберешься. Расставили людей по значительному периметру, замаскировали. Вовнутрь лезть не стали.

– Почему? – спросил я.

– Дело в том Коронация, или Последний из романов - страница 13, Зюкин, что вокруг Новодевичьего монастыря еще со Смутных времен вся земля изрыта подземными пролазами. То поляки осаждали, то Лжедмитрий, то позже стрельцы подкапывались, чтобы царевну Софью из неволи высвободить. Я уверен Коронация, или Последний из романов - страница 13, что Линд, как субъект п-предусмотрительный и усмотрительный, избрал конкретно это место непопросту. Там должен быть путь отхода, это обычная его стратегия. Потому я решил действовать по-другому. Он сдвинул брови Коронация, или Последний из романов - страница 13, вздохнул.

– Вчера передача камня была назначена на 5 часов п-пополудни, потому что венчание должно было закончиться в два. Сходу после церемонии “Орлова” вытащили из скипетра…

– Дозволение на обмен получено?! – воскрикнул я. – Означает, она ошиблась Коронация, или Последний из романов - страница 13, и Миши Георгиевича всё-таки решено спасти!

– Кто она? – сразу вцепился Фандорин, но сообразил по моему виду, что ответа не будет, и продолжил.

– “Орлова” мне вверили с одним условием. Я отдал Коронация, или Последний из романов - страница 13 гарантию, что камень ни в одном случае у Линда не остается. Ни в одном случае, – со значением повторил он.

Я кивнул:

– То есть, если придется выбирать меж жизнью его высочества и бриллиантом…

– Вот конкретно Коронация, или Последний из романов - страница 13.

– Но как можно быть уверенным, что “Орлов” не достанется медику? Разве госпожа Деклик сумеет ему помешать? И позже, вы сами гласите, подземные ходы…

– Я поставил Линду условие, переданное Эмилией еще позавчера. Так Коронация, или Последний из романов - страница 13 как идет речь не об обыкновенной драгоценности, а о священной реликвии, б-бриллиант не может быть доверен слабенькой даме. Гувернантку будет аккомпанировать хранитель. Один, без орудия, так что нападения Линду можно Коронация, или Последний из романов - страница 13 не бояться…

– Кто же этот хранитель?

– Я, – обидно молвил Фандорин. – Отлично было выдумано, правда?

– И что все-таки?

– Ничего не вышло. Я загримировался старенькым, сутулым камер-лакеем, да, видно, недостаточно Коронация, или Последний из романов - страница 13 кропотливо. Мы с Эмилией больше часа простояли в Храме. К нам никто не подошел. А позавчера, когда она была одна, никаких затруднений не появилось. Опять записка, закрытая карета в одном из ближних Коронация, или Последний из романов - страница 13 п-переулков, и т.д.. Вчера же мы прождали до четверти седьмого и возвратились назад не солоно хлебавши.

– Неужто Линд отказался от обмена? – упавшим голосом спросил я.

– Как бы не так. В Эрмитаже нас поджидало Коронация, или Последний из романов - страница 13 письмо, доставленное прежним порядком – через почтальона, но без штемпеля. Вот, п-прочтите, тем паче что это имеет самое прямое отношение к вашей персоне.

Я настороженно взял листок, от которого Коронация, или Последний из романов - страница 13 чуть уловимо веяло запахом духов.

– “Граф Эссекс”?

– Он самый. Да вы ч-читайте, читайте.

"Я собрался сделать династии Романовых щедрый подарок к коронации”, – прочитал я первую французскую фразу, и у меня всё поплыло перед очами Коронация, или Последний из романов - страница 13. Неужто…?

Но нет, моя удовлетворенность была досрочной. Похлопав ресничками, чтоб разогнать туман, я прочел записку до конца:

Я собрался сделать династии Романовых щедрый подарок к коронации. Стоимость подарку – миллион Коронация, или Последний из романов - страница 13. Ведь конкретно в эту сумму оценивается обговоренный каждодневный взнос за “Орлова”, разлюбезно одолженного мною русской монархии. Итак, сможете обладать камнем очередной денек, и совсем безвозмездно. В конце концов, омрачать вам таковой праздничный Коронация, или Последний из романов - страница 13 денек с моей стороны было бы по наименьшей степени неучтиво.

Мы совершим нашу небольшую трансакцию завтра. Пусть гувернантка будет в соборе в семь часов вечера. Я понимаю ваше нежелание доверять этой даме такое сокровище Коронация, или Последний из романов - страница 13 и не возражаю против 1-го провождающего. Но это должен быть человек, которого я знаю, а конкретно – мсье Собачьи Бакенбарды.

От всей души ваш, доктор Линд.

Сердечко у меня заколотилось часто-часто Коронация, или Последний из романов - страница 13.

– Так вот почему вы мне все это рассказываете? – Да. – Фандорин испытующе поглядел мне в глаза. – Я желаю просить вас, Афанасий Степанович, принять роль в этом небезопасном деле. Вы не полицейский агент и Коронация, или Последний из романов - страница 13 не военный, вы не должны рисковать жизнью ради г-государственных интересов, но происшествия складываются так, что без вашей помощи… – Я согласен, – перебил его я. В этот миг мне совершенно не было Коронация, или Последний из романов - страница 13 жутко. Я задумывался только об одном: мы с Эмилией будем совместно. Кажется, вот тогда я в первый раз на уровне мыслей именовал мадемуазель по имени. После недолгой паузы Эраст Петрович поднялся.

– Тогда отдыхайте, у Коронация, или Последний из романов - страница 13 вас усталый вид. В 10 часов будьте в г-гостиной. Я проведу с вами и Эмилией инструктаж.

Позже солнце нагрело бархатные шторы, и от этого в затененной гостиной явственно запахло пылью Коронация, или Последний из романов - страница 13. С бархатом вечно трудности – таковой уж это материал: если провисит годами без постоянной стирки, как, к примеру, тут, в Эрмитаже, то въевшуюся намертво пыль до конца уже не вычистишь.Я на уровне Коронация, или Последний из романов - страница 13 мыслей отметил для себя сейчас же распорядиться о подмене занавесей. Если, естественно, вернусь с операции живым.

А благополучный финал затеваемого мероприятия представлялся мне очень непонятным. На последнем

– надо считать, уже самом последнем совещании – присутствовали только те Коронация, или Последний из романов - страница 13, кто конкретно участвовал в операции: мы с мадемуазель, государь Фандорин и два полковника, Карнович и Ласовский, державшиеся тише воды, ниже травки и внимавшие Эрасту Петровичу с подчеркнутым уважением, уж не знаю Коронация, или Последний из романов - страница 13, подлинным либо липовым.

На широком столе была разложена схема местности меж Новодевичьим монастырем и Новодевичьей набережной, при этом исполненная честь по чести, не так, как давеча, на клеенке. Заштрихованными кружками были Коронация, или Последний из романов - страница 13 отмечены потаенные пикеты, окружавшие пустырь со всех боков: старший агент (Фандорин именовал его фамилию – Кузякин) в дупле старенького дуба на углу Вселенского сквера; шестеро “служителей” в бараке Детской поликлиники, что выходила окнами на пруд Коронация, или Последний из романов - страница 13; одиннадцать “монахов” на стенке монастыря; семеро “лодочников” и “бакенщиков” на реке; один под видом торговки на выезде с Погодинской улицы; трое “нищих” у ворот монастыря; двое “рыбаков” на пруду – эти поближе всего Коронация, или Последний из романов - страница 13, итого в первом кольце оцепления расположился 30 один агент.

– Порядок обмена должен быть таковой, – растолковал Фандорин, показав пикеты. – Вас двоих подвозят к часовне, вводят вовнутрь. Вы т-требуете снять повязки. Там наверное имеется Коронация, или Последний из романов - страница 13 собственный ювелир. Вы отдадите ему “Орлова” на экспертизу, после этого отнимете назад. Тогда госпожа Деклик спустится в склеп и заберет мальчугана. Когда малыша к вам выведут, вы передаете камень. На этом Коронация, или Последний из романов - страница 13 ваша, Зюкин, миссия закончена.

Я не поверил своим ушам. Авантюрный склад государя Фандорина был мне уже довольно известен, но даже от него я не подразумевал схожей безответственности. Самое же поразительное Коронация, или Последний из романов - страница 13 было то, что начальник дворцовой милиции и обер-полицмейстер выслушали этот сумасшедший план с самым суровым видом и ни словом не сделали возражение!

– Какая чушь! – с нехарактерной мне (но полностью оправданной обстоятельствами) резкостью воскрикнул Коронация, или Последний из романов - страница 13 я. – Я буду один, без орудия, мадемуазель тоже не в счет. Да они просто отберут у меня бриллиант, убедившись, что он реальный. А возвращать Миши Георгиевича и не помыслят! Просто уйдут каким Коронация, или Последний из романов - страница 13-либо подземным ходом, а нас всех троих зарежут. Хорошая выйдет операция! Не лучше ли, дождавшись, пока нас с госпожой Деклик заведут вовнутрь, взять усыпальницу штурмом?

– Не лучше, – коротко ответил Фандорин. А Карнович объяснил Коронация, или Последний из романов - страница 13:

– Уж при штурме-то его высочество наверное будет убит. А заодно и вы двое.

Я замолчал, посмотрел на Эмилию. Нужно признать, она держалась еще спокойнее меня и, что было в особенности Коронация, или Последний из романов - страница 13 больно созидать, взирала на Фандорина с полным доверием.

– Эхаст Петхович, – тихо произнесла она, – доктох “Линд очень хитхый. Вдхуг меня и мсье Зьюкин сейчас повезут в дхугое место, совершенно новое? Если так, то ваша Коронация, или Последний из романов - страница 13 Ambuscade (Засада (фр )) будет пустой.

– Впустую, – по старенькой привычке поправил я и обернулся к многоумному Фандорину, ибо вопрос был, как говорится, в самую точку.

– Вот это не исключено, – признал он. – Но на Коронация, или Последний из романов - страница 13 сей счет мною предусмотрены некие м-меры. И ваши, Зюкин, опаски, что камень отберут, а мальчугана не отдадут, тоже полностью резонны. Тут всё будет зависеть от вас самого, и сейчас я Коронация, или Последний из романов - страница 13 перехожу к г-главному.

С этими словами он подошел к древесному ларцу, стоявшему на столике близ окна, и 2-мя руками достал оттуда гладкий и зияющий золотой шар размером с небольшую крымскую Коронация, или Последний из романов - страница 13 дыню.

– Вот ваша гарантия, – произнес Эраст Петрович, кладя шар передо мной.

– Что это? – спросил я и наклонился. В зеркальной поверхности шара отразилось, мое потешно растянутое лицо.

– Бомба, Афанасий Степанович. Ужасной разрушительной Коронация, или Последний из романов - страница 13 силы. Снутри там есть такая малая к-кнопочка. Если ее нажать, высвобождается взрыватель, а после чего д-достаточно хоть какого сотрясения – например, просто уронить шар на каменный пол – и произойдет взрыв, после которого Коронация, или Последний из романов - страница 13 не остается ни вас, ни Линда с его людьми, ни самой часовни. “Орлов”, вобщем, уцелеет, так как он вечен, и п-позднее мы обязательно найдем его посреди обломков… Вот это вопил Коронация, или Последний из романов - страница 13 должны будете разъяснить медику. Скажите, что при мельчайшем п-признаке нечестной игры вы бросите шар на пол. Это единственный аргумент, который на Линда подействует. Так сказать, наш небольшой сюрприз.

– Но бомба ненастоящая? – додумался я.

– Уверяю Коронация, или Последний из романов - страница 13 вас – самая что ни на есть н-настоящая. Заряд состоит из гремучей консистенции, придуманной химиками Императорской минно-артиллерийской лаборатории. Комиссия Головного артиллерийского управления не одобрила смесь из-за ее лишней Коронация, или Последний из романов - страница 13 взрывоопаснос-ти. Если вас станут обыскивать при посадке в к-карету, вы скажете, что шар – это футляр для “Орлова”, и открывать его ни при каких обстоятельствах не позволите. Заявите, что по другому поездка отменяется Коронация, или Последний из романов - страница 13. Вобщем, если за вами приедет тот же самый безгласный кучер, дискуссия маловероятна.

Эраст Петрович взял в руки шар, поддел ногтем чуть приметную крышечку.

– “Орлов” и по правде хранится снутри, в верхнем Коронация, или Последний из романов - страница 13 отделении сферы. Вынимая камень, чтоб передать его д-для проверки, вы нажмёте вот сюда и тем задействуете механизм. В карете этого ни при каких обстоятельствах не делайте – по другому от Коронация, или Последний из романов - страница 13 тряски может произойти взрыв. А уже нажав кнопку, вы сообщите Линду либо его людям о том, что же это все-таки за игрушка.

Я заглянул вовнутрь шара. В круглой выемке, поблескивая голубоватым Коронация, или Последний из романов - страница 13, мерклым светом, лежала неоценимая реликвия дома Романовых. Поблизости расчудесный камень показался мне схожим на резную хрустальную ручку вроде тех, которыми украшен комод в раздевалке величавой княгини. Если честно, еще большее воспоминание на Коронация, или Последний из романов - страница 13 меня произвела красноватая железная кнопка, практически неприметная на фоне красного бархата.

Вытерев пот со лба, я поглядел на Эмилию. При неудачном обороте дела, либо же если я совершу оплошность, мы погибнем вкупе, и кусочки Коронация, или Последний из романов - страница 13 наших тел перемешаются. Она расслабленно кивнула мне, как будто говоря: ничего, я в вас верю и всё обязательно завершится благополучно.

– Но что далее? – спросил я. – Взрываться Линд не захотит, это ясно, и Коронация, или Последний из романов - страница 13 правил игры не нарушит. Он возвратит нам Миши Георгиевича, а сам уйдет каким-либо хитрецким пролазом. И “Орлов” будет навечно утрачен.

– Этого не должно произойти ни при каких обстоятельствах! – в первый раз вступил Коронация, или Последний из романов - страница 13 в разговор Карнович. – Помните, государь Фандорин, за “Орлова” вы поручились головой.

Как будто не слыша полковника, Фандорин улыбнулся мне:

– На этот случай, Зюкин, у меня предусмотрен для доктора очередной Коронация, или Последний из романов - страница 13 сюрприз.

Но ухмылка, и по правде совсем неприемлимая в данной ситуации, сразу пропала, сменившись выражением смущенным и, пожалуй, даже сконфуженным.

– Эмилия, Афанасий Степанович… Риск, которому вы подвергаетесь, б-безусловно велик. Линд – человек парадоксального Коронация, или Последний из романов - страница 13 мозга, его поступки и реакции нередко непредсказуемы. План планом, но может произойти всё что угодно. А ведь вы, Эмилия, дама и к тому же даже не являетесь русской подданной…

– Пусть хиск, это ничего Коронация, или Последний из романов - страница 13. Необходимо выручать небольшой пхинц, – с великим достоинством произнесла мадемуазель. – Но мы, я и мсье Зьюкин, будем больше размеренны, если знать, какой еще surprise вы пхидумали.

Фандорин осторожно закрыл золотую крышку, и голубоватое сияние Коронация, или Последний из романов - страница 13, мерцавшее над столом, погасло.

– Лучше вам этого не знать. Это должно быть неожиданности и вам д-двоих. По другому дело может сорваться.

Странноватое дело – оказавшись вдвоем в черной, наглухо закрытой от окружающего Коронация, или Последний из романов - страница 13 мира карете, мы длительное время не произносили ни слова. Я прислушивался к ровненькому дыханию мадемуазель и с течением времени, когда глаза свыклись с мраком, стал различать ее смутный силуэт. Мне Коронация, или Последний из романов - страница 13 хотелось услышать ее глас, сказать ей чего-нибудть ободряющее, но, как обычно, я все не мог подыскать уместных слов. На коленях лежал железный шар, и, хоть взрыватель еще был не включен, я Коронация, или Последний из романов - страница 13 держал адскую машину обеими руками.

Зря я боялся, что у меня возникнут трения с посланцем доктора Линда из-за увесистого узелка необычной круглой формы. 1-ый шаг операции прошел гладко – как молвят в народе, без Коронация, или Последний из романов - страница 13 сучка, без занозинки.

Мы с мадемуазель не простояли в храме и 5 минут, как некоторый мальчик, по виду из обыденных побирушек, что вечно толкутся на паперти, протянул мне записку – к тому же Коронация, или Последний из романов - страница 13 пришлось дать паршивцу пятиалтынный из собственных средств. Прижавшись друг к другу плечами, мы развернули листок (я снова ощутил легкий запах “Графа Эссекса”) и прочитали одну короткую строку: “L'eglise de Ilya Коронация, или Последний из романов - страница 13 Prorok” (Церковь Ильи Пророка (фр.)). Я не знал, где это, но мадемуазель, успевшая в доскональности изучить все близлежащие улицы и переулки, уверенно повела меня за собой.

Через пару минут мы были уже Коронация, или Последний из романов - страница 13 около маленький церковки, а у примыкающего дома ждала темная карета с занавешенными окнами, очень схожая на ту, что я лицезрел неделю вспять, хоть и не поручусь, что та. С козел спрыгнул высочайший Коронация, или Последний из романов - страница 13 человек в низковато надвинутой шапке, так что показывалась только густая темная борода. Ни слова не говоря, открыл дверцу и протолкнул мадемуазель вовнутрь.

Демонстрируя узелок, я жестоким голосом произнес заблаговременно приготовленную фразу:

– Это Коронация, или Последний из романов - страница 13 предмет обмена. Трогать нельзя.

Не знаю, сообразил ли он меня, но к узелку не притронулся. Присел на корточки и очень стремительно провел ладонями по всему моему телу, не постыдившись коснуться самых Коронация, или Последний из романов - страница 13 скрытых мест.

– Позвольте, государь… – не выдержал я, но обыск уже завершился.

Бородатый молчком толкнул меня в спину, я поднялся в экипаж, и дверца захлопнулась. Раздался скрежет засова. Карета качнулась, и мы поехали.

Прошло, наверняка Коронация, или Последний из романов - страница 13, более получаса, до того как меж нами завязался разговор. И начала его мадемуазель, так как я так и не выдумал, с чего начать.

– Стханно, – произнесла она, когда на повороте коричневому качнуло и мы Коронация, или Последний из романов - страница 13 дотронулись друг до друга плечами. – Стханно, что сейчас он меня не обласкал.

– Что? – опешил я.

– Как это – perquisitionner?

– А, обыскал.

– Да, спасибо. Стханно, что не обыскал. Обычно обыскал. Если Коронация, или Последний из романов - страница 13 знать, можно было спхятать в панталон небольшой пистолет.

Я позволил для себя наклониться к ее уху и прошептать:

– У нас есть орудие лучше. – И похлопал рукою по бомбе.

– Остохожно! – ойкнула мадемуазель. – Я боюсь! Все-же Коронация, или Последний из романов - страница 13 дама есть дама, даже такая смелая.

– Ничего, – успокоил ее я. – Пока взрыватель не включен, страшиться нечего.

– Я все думаю про 2-ой сюрприз мсье Фандорина,

– вдруг заговорила мадемуазель по-французски, и ее Коронация, или Последний из романов - страница 13 глас дрогнул. – Не состоит ли он в том, что бомба взорвется в любом случае, разнеся на кусочки и нас, и доктора Линда, и его высочество, а камень позже, как и произнес мсье Фандорин Коронация, или Последний из романов - страница 13, подберут посреди обломков? Для царя главное – сохранить “Орлов” и избежать огласки. Для мсье Фандорина – отомстить медику Линду. Что вы думаете, Атанас?

По правде сказать, ее подозрения показались мне даже очень правдоподобными, но Коронация, или Последний из романов - страница 13, мало подумав, я нашелся, что сделать возражение:

– В этом случае нам дали бы не реальный камень, а подделку. Тогда можно ничего посреди обломков не находить.

– А с чего вы взяли, что Коронация, или Последний из романов - страница 13 в шаре подлинный “Орлов”?

– нервно спросила она. – Ведь мы-то с вами не ювелиры. Вы нажмёте кнопку, и здесь же грянет взрыв! Вот и выйдет обещанный сюрприз, про который нам Коронация, или Последний из романов - страница 13 с вами ни при каких обстоятельствах нельзя было выяснить.

У меня снутри всё похолодело – очень уж верным смотрелось это предположение.

– Значит, такая наша судьба, – произнес я, перекрестившись. – Если вы угадали верно, то это решение Коронация, или Последний из романов - страница 13 принято высшей властью, и я исполню всё в точности. Но вам не надо заходить в часовню. Когда нас привезут, я скажу кучеру, что в вашем присутствии нет надобности – я заберу Миши Георгиевича сам Коронация, или Последний из романов - страница 13.

Мадемуазель прочно сжала мне руку.

– Благодарю вас, Атанас. Вы возвратили мне веру в человеческое благородство. Нет же, я пойду с вами. Мне постыдно, что я могла заподозрить Эраста в вероломстве Коронация, или Последний из романов - страница 13. Для него камень, даже таковой особый, не может быть дороже жизни малыша. И наших жизней тоже, – тихо окончила она.

2-ая половина ее недлинной, прочувствованной речи несколько попортила приятное воспоминание от первой, и Коронация, или Последний из романов - страница 13 всё же я был растроган. Желал ответить на пожатие ее пальцев, но это, пожалуй, смотрелось бы лишней вольностью. Так мы и ехали далее, и ее рука касалась моей.

У меня, в Коронация, или Последний из романов - страница 13 отличие от мадемуазель, не было убежденности в благородстве государя Фандорина. Представлялось очень возможным, что в самом, скором времени земное существование Афанасия Зюкина завершится, при этом не тихим и неприметным образом, как следовало бы по Коронация, или Последний из романов - страница 13 всей логике моей жизни, а с неблагопристойным шумом и грохотом. Компания Эмилии делала эту идея наименее мерзкой, в чем, непременно, проявлялось качество, которое я не терплю в других и всегда старался Коронация, или Последний из романов - страница 13 подавлять внутри себя – малодушное себялюбие.

А меж тем в наглухо закрытой карете становилось все трудней дышать. У меня по лицу и сзади, за воротник, стекали капли пота. Это было неприятно и щекотно Коронация, или Последний из романов - страница 13, но я не мог вытереться платком-для этого пришлось бы отнять руку. Мадемуазель тоже дышала учащенно.

В один момент мне пришла в голову обычная и ужасная идея, от которой пот заструился еще Коронация, или Последний из романов - страница 13 обильней. Я попробовал тихонько, чтоб не вспугнуть мадемуазель, просунуть руку в узелок и открыть крышку шара. Но щелчок все таки раздался.

– Что это был? – встрепенулась мадемуазель. – Что был этот звук?

– Замысел Коронация, или Последний из романов - страница 13 Линда проще и коварнее, чем представляется Фандорину, – произнес я, хватая ртом воздух. – Я полагаю, что доктор отдал приказ возить нас в этом заколоченном ящике до того времени, пока мы не задохнемся, а после преспокойно забрать Коронация, или Последний из романов - страница 13 “Орлова”. Только ничего у него не выйдет – я включаю взрыватель. Пока я в сознании, буду держать бомбу на весу обеими руками. Когда же иссякнут силы, шар свалится…

– Vous etes Коронация, или Последний из романов - страница 13 fou! – воскрикнула мадемуазель, скачком освободила руку и схватила меня за локоть. – Vous etes fou! N'y pensez pas! Je compte les detours, nous sommes presque la! (Вы сошли с мозга! Не вздумайте! Я считаю Коронация, или Последний из романов - страница 13 повороты, мы уже практически приехали! (фр.))

– Поздно, я уже нажал, – произнес я и прочно сжал шар обеими руками.

А еще через минутку карета и по правде тормознула.

– Ну, выхучай Господь, да? – прошептала Эмилиями Коронация, или Последний из романов - страница 13 перекрестилась, но не по-православному, а на собственный католический лад, слева вправо.

Дверца отворилась, и я сощурился от броского света. Никто мне глаз не завязывал, и я увидел облупленную стенку Коронация, или Последний из романов - страница 13 малеханькой часовни, а поодаль, в сотке шагов, башни и колокольни огромного древнего монастыря. Ступив на подножку, исподтишка огляделся по сторонам. У пруда посиживали с удочками рыбаки, а на краю близкого сквера зеленел свежайшей листвой Коронация, или Последний из романов - страница 13 узловатый дуб, в дупле которого предположительно скрывался старший агент Кузякин. На душе стало” немножко спокойней, хотя ненадевание повязки, скорее всего, означало, что живыми Линд выпускать нас не хочет. Мадемуазель высунулась из Коронация, или Последний из романов - страница 13-за моего плеча и тоже принялась оглядываться – ах да, она ведь оказалась тут без повязки в первый раз. Ничего, государь доктор, помыслил я, пропадем, так вкупе с вами, и придавил к груди Коронация, или Последний из романов - страница 13 узелок.

Кучер, стоявший с боковой стороны от распахнутой дверцы, схватил меня за локоть и дернул: слезай, дескать. Я поморщился – такая силища была в этих железных пальцах.

Заржавелая дверь с увесистым навесным Коронация, или Последний из романов - страница 13 замком, практически не скрипнув, открылась нам навстречу.

Я вошел в полутемное помещение, более просторное, чем казалось снаружи, и увидел несколько мужских фигур. До того как успел их рассмотреть, дверь за нами закрылась, но от Коронация, или Последний из романов - страница 13 этого свет не пропал, а только сделался из серого желтым – на стенках висело несколько масляных осветительных приборов.

Людей Линда было четыре. Сначала я направил внимание на седоватого сухонького государя с Коронация, или Последний из романов - страница 13 безгубым, нерусским лицом и в железных очках. Неужто это и есть доктор Линд? По обе стороны от него стояли двое больших и плечистых, чьи лица утопали в тени, – нужно считать, телохранители. Четвертым был кучер Коронация, или Последний из романов - страница 13, вошедший следом и привалившийся спиной к двери, вроде бы отрезая нам путь к отступлению.

Один из телохранителей замахал рукою на кучера, очевидно требуя, чтоб тот вышел.

Кучер кивнул, но не Коронация, или Последний из романов - страница 13 тронулся с места. Телохранитель сурово указал пальцем на дверь. Кучер скрестил руки на груди.

– Taubstummer Dickkopf! (Упорная глухонемая дубина! (нем.)) – выругался верзила.

Итак вот почему возница вел себя с нами так Коронация, или Последний из романов - страница 13 удивительно. Сейчас понятно, отчего Линд не страшился, что бородач попадет в руки милиции.

2-ой телохранитель произнес, тоже по-немецки:

– Да черт с ним, пусть торчит. Ему, поди, тоже интересно.

Но тут седоватый государь императивно Коронация, или Последний из романов - страница 13 протянул руку к узелку, и я сообразил, что начинается самое главное.

– Принесли? Давайте, – мерклым голосом произнес он по-французски.

Я бросил на пол платок, в который был завернут шар, открыл крышечку и камень Коронация, или Последний из романов - страница 13 сверкнул из собственного бархатного гнезда ленивым, приглушенным блеском.

Медлительно и ясно выговаривая каждое слово, я растолковал про сюрприз и про условия обмена. Слава Богу, мой глас никогда не дрогнул. Здесь самое Коронация, или Последний из романов - страница 13 принципиальное было, чтоб Линд поверил – если пригодится, я не струшу.

Он выслушал меня не перебивая и кивнул, как будто речь шла о кое-чем само собой разумеющемся. Нетерпеливо щелкнул пальцами Коронация, или Последний из романов - страница 13:

– Хорошо-хорошо. Давайте, я проверю.

И вынул из кармашка небольшую, окованную медью лупу.

Выходит, это был не Линд, а ювелир – как и предвещал Фандорин. Я поддел 2-мя пальцами маслянистый камень, который охотно Коронация, или Последний из романов - страница 13 и как-то даже комфортно лег в мою ладонь, как будто был создан как раз по ее мерке. 2-ой рукою я осторожно придавил бомбу к груди.

Ювелир взял бриллиант и подошел к одной из Коронация, или Последний из романов - страница 13 ламп. Телохранители – либо кто они там были по сути – обступили мастера и шумно засопели, когда грани “Орлова” вспыхнули невыносимым сиянием.

Я обернулся на мадемуазель. Она стояла бездвижно, сцепив пальцы. Приподняв брови Коронация, или Последний из романов - страница 13, показала взором на шар, и я успокаивающе кивнул: не волнуйтесь, не уроню.

Света масляной лампы ювелиру показалось не много. Он достал к тому же электронный фонарик, подвигал пружиной. Узкий, броский луч коснулся бриллианта, и Коронация, или Последний из романов - страница 13 я прищурился – показалось, что от камня посыпались искры.

– Alles in Ordnung (Все в порядке (нем.)), – бесстрастно произнес ювелир на нечистом германском и упрятал лупу в кармашек.

– Верните камень, – востребовал Коронация, или Последний из романов - страница 13 я.

А когда он не выполнил мое требование, я угрожающе растянул вперед обе руки с раскрытым шаром.

Ювелир пожал плечами и положил бриллиант назад в нишу.

Ободренный фуррором, я повысил глас:

– Где Коронация, или Последний из романов - страница 13 его высочество? Сейчас по условиям контракта вы должны немедля его возвратить!

Безгубый показал пальцем на каменный пол, и я только сейчас увидел темный квадратный лючок с металлическим кольцом.

– Кому он нужен, ваш мальчик. Забирайте Коронация, или Последний из романов - страница 13, пока не подох.

В устах этого респектабельного государя грубое слово crever (Дохнуть (фр.)), произнесенное применительно к малютке, прозвучало так внезапно и жутко, что я содрогнулся. Господи, что же это все-таки за люди Коронация, или Последний из романов - страница 13!


korporativnie-finansi-2.html
korporativnie-informacionnie-sistemi-principi-organizacii-korporativnih-informacionnih-sistem.html
korporativnie-meropriyatiya.html