Коронерское расследование 3 глава

Ранее Эми использовала понятие кинетического гения для описания уникального таланта Брюса. “Кинетический гений, конкретно таким был Брюс” – произнесла она живо. “Я имею в виду, он мог просто поглядеть на движение и ассимилировать его, впитать, стать этим движением. Я была танцором всю свою жизнь, и всегда тесновато работала с движением. И я Коронерское расследование 3 глава здесь же сообразила, что Брюс двигался так, как не двигался ни один другой азиат”.

“Меня страшно завлекают профессиональные люди, и я лицезрела, что Брюс был неописуемо одарен, хотя из его рта нередко звучали ужасные вещи, которые были просто нестерпимы. Но дело в том, что нас обоих увлекало движение. Это было Коронерское расследование 3 глава то, что нам обоим на физическом уровне нравилось делать. Как танцор, когда я выступаю, это практически состояние оргазма. В некий мере это очень сексапильно, и я понимала, что Брюс частично был таким же. И позже, время от времени после его либо моей тренировки было просто приятно побыть с Коронерское расследование 3 глава кем-то, кто делил эту сильную любовь и осознание движения”.

Эми погрузилась в мысли на длительное, задумчивое мгновение, стараясь подобрать слова. “С самого начала Брюс был открыт и честен о собственной дилемме в сексапильном плане. Мы побеседовали об этом, и я произнесла: ‘О, я понимаю. Это не неувязка’. Но Коронерское расследование 3 глава в голове у меня крутилась идея: ‘У него есть неувязка’. Но отлично, что мы обсудили ее открыто, и, думаю, он ощутил себя комфортнее, что я желаю работать с ним над ней, но со временем это стало большей неувязкой, чем кто-нибудь из нас подразумевал сначала”.

Хотя Эми не понимала предпосылки Коронерское расследование 3 глава легкомысленного дела Брюса к сексу, что нередко казалось ей симптомом мужской импотенции, она безизбежно натыкалась на его неисправленный детский крипторхизм, о чем в силу собственной прямолинейной сути Брюс нередко гласил многим незадолго до их знакомства.

Лонни, близкая подруга Эми, знавшая Брюса по вузу Вашингтона, уточняет: “Естественно, прелестным в Коронерское расследование 3 глава Брюсе было то, что он гласил для тебя обо всех вещах, о которых остальным было неудобно гласить. У него была детская открытость, периодически по-настоящему красивая. Само собой, годы спустя, когда он возвратился в Гонконг, все поменялось”.

“Было такое чувство, что он не может не быть таким добросовестным Коронерское расследование 3 глава по хоть какому вопросу” – вспоминает Эми. “Периодически он лицезрел меня и улыбался собственной глуповатой улыбкой, и был непостоянным, и это мне казалось прелестным. А позже он так увлекался кое-чем, что даже хохотал от радости. Я увидела, что он носит эту классную рубаху, и произнесла ему: ‘Для тебя очень идет эта Коронерское расследование 3 глава рубаха, Брюс’, а он хихикал и спрашивал: ‘Думаешь? Правда?’ И в один прекрасный момент днем он увидел Лонни и произнес: ‘Думаю, Эми любит меня на 80%’. А позже на последующий денек он произнес: ‘Думаю, на шестьдесят процентов Роджера, и, может, на 40 меня’. Он каждый денек гласил процентами, и это Коронерское расследование 3 глава было достаточно весело”.

Безусловно, это были наилучшие годы в жизни Брюса. Только в их можно отыскать теплые мемуары о том, как он учил кунг-фу малеханьких китайцев в китайской баптистской церкви; проводил вечера в крохотной комнате без окон, готовя свое любимое мясо под устричным соусом и лапшу; долгие прогулки у Коронерское расследование 3 глава озера. Это была единственная обычная жизнь, которую знал Брюс, возможно, так как это были годы без препаратов, еще до того, как средства и слава дали его эго проявить себя. Может быть это было поэтому, что в первый раз в свои взрослые годы он не жил жизнью члена уличной Коронерское расследование 3 глава банды в Гонконге.

Приблизительно в то же время Брюс начал фактически раз в день предлагать Эми выйти за него замуж. Узнав о ее любви к литературе, он начал писать ей стихи о любви и цитировать романтическую поэзию китайских классиков. Отдав Эми кольцо, которое когда-то принадлежало его прабабушке, Брюс организовал Коронерское расследование 3 глава приезд собственной тети Евы Тсо, которую он нередко называл собственной мамой, в Штаты специально для встречи с будущей женой.

“Все это было для меня страшно неудобно, так как Брюс никогда не гласил, что эта дама приедет на встречу со мной” – вспоминает Эми. “И, как видите, по азиатскому обычаю, получение Коронерское расследование 3 глава благословения от близкого родственника, это всего один шаг от официальной церемонии. Все это обеспокоило меня, так как у меня было много дел в жизни. Я желала большего, чем домоводство и детки, и задумывалась, что Брюс осознавал это. Но он продолжал давить”.

Из-за собственного детского интернирования Коронерское расследование 3 глава, Эми всегда проявляла симпатию к тем, кто был наименее удачлив, чем она, и этот момент Брюсу следовало учитывать, когда он делал ей предложение, чтоб они с Эми поселились в Гонконге. “Я смотрела документальные киноленты о Гонконге, и то, что я в их увидела, было страшно. Понимаете, беженцы на лодках, город смотрелся перенаселенным Коронерское расследование 3 глава” – гласит Эми. “Он смотрелся заброшенным, как будто бедность захлестнула его. И я произнесла Брюсу, что не знаю, смогу ли это вынести. Это бы просто причиняло мне боль. И он ответил, что нам не надо там жить, что мне не придется созидать эту часть жизни. Я желаю Коронерское расследование 3 глава сказать, это ведь происходит у тебя на очах. Он ответил, нет, мы будем жить в коттедже на Пике Виктории и глядеть сверху на город, как в кинофильме «Мир Сюзи Вон». Я ответила: ‘Нет, я не смогу так жить. Я не могу игнорировать людей на лодках. Они живут в бедности, Брюс. И Коронерское расследование 3 глава я не могу ощущать себя комфортабельно, живя на каком-то холмике со слугами. Я не смогу с этим жить’”.

Тяжело осознать, почему Брюс считал неотклонимым предлагать Эми шикарный стиль жизни, который он безусловно не мог для себя позволить. В каком-то смысле многие считали, что он живет жизнью Величавого Коронерское расследование 3 глава Гэтсби.

“Как видите, Эми частично человек из гетто” – отмечает Лонни. “И когда вы гласите о Брюсе, живущем в критериях перенаселения на Натан-роуд над рядом магазинов, меж ними есть некоторое сходство, так как Эми жила в гетто с того времени, как ее мама овдовела и стала работать прислугой. И может Коронерское расследование 3 глава быть потому это было знакомо Брюсу, а мы не понимали этого, и само собой, всегда, когда он намекал на благосостояние собственной семьи в Гонконге, он жил в крохотной комнате на 3-ем этаже у Руби Чоу”.

“Это было больше, чем точные различия в нашей социальной осведомленности” – вспоминает Эми. “Помню, как Коронерское расследование 3 глава-то незадолго до разрыва отношений Брюс спросил меня, что он в состоянии сделать, чтоб покорить меня, и я навечно задумалась, и ответила достаточно от всей души: ‘соответствовать моим оценкам’. Думаю, что в конце концов поставило точку в наших отношениях, так это что Брюс не был так же глубоко образован Коронерское расследование 3 глава, как я, и что он был сосредоточен лишь на физической стороне жизни”.

Была еще большая неувязка в том, что Брюс желал, чтоб Эми следовала восточной традиции и доживала собственный век как его ласковый цветок лотоса. Данная тема загнала Эми в краску. “Я не собиралась подчиняться Брюсу, невзирая на Коронерское расследование 3 глава его требования. Это была неизменная борьба. Если дама не была довольно независима, чтоб повсевременно выражать свое мировоззрение, он подавлял ее еще посильнее. Таковой у него был характер. Меж тем я считала, что у меня была власть над ним, так как я не позволяла ему ничего подобного. Если только он не Коронерское расследование 3 глава стал бы избивать меня до полусмерти, тогда я бы застрелила его. Он был тем человеком, кто считал, что дамы предназначены для того, чтоб их использовали, и повсевременно цитировал строку из «Король и я» о пчеле, порхающей с цветка на цветок и с лепестка на лепесток, и потому Коронерское расследование 3 глава он был реальным традиционным самцом, конкретно таким. И это обычно оскорбляло меня, и я даже написала ему в ответ стихи, но не четверостишием, как он обычно писал в китайских стихах. Я написала ему длинноватую поэму о том, что думаю о нем, и поразмыслила, если он усвоит, о чем Коронерское расследование 3 глава речь, тем лучше для него, но позже я сообразила, что он не сумел. Нет, я не пробовала изъясняться витиевато, я гласила открыто”.

Эми ощущала, что в мужском шовинизме Брюса было нечто большее, чем дальневосточное воспитание. “Брюс держал внутри себя много боли и значительную долю гнева как итог чувственных шрамов Коронерское расследование 3 глава, приобретенных в детстве. Я считала, что предпосылкой тому были отсутствие энтузиазма со стороны отца и его больший энтузиазм к отпрыску Питеру, чем к Брюсу. Но он никогда не гласил о собственном отце. Он упоминал мама, но не гласил об отце. И когда кто-то спрашивал его о брате Питере, Брюс Коронерское расследование 3 глава всячески избегал этой темы”.

Разрыв отношений не прошел гладко, и в конце концов Эми уехала в New-york, где взяла летнюю подработку в подготовке ко глобальной ярмарке в Нью-Йорке 1964-го, дав указание мамы и друзьям не гласить Брюсу о собственном местонахождении. “Я просто ощущала, что меж нами Коронерское расследование 3 глава все кончено, и знала, что Брюс был очень одержимым человеком. Эта его особенность проявлялась и во время наших отношений. Он был не тем человеком, кто бы признал, что его отвергли. И он был довольно напористым, и даже инфантильным, чтоб преследовать меня хоть какой ценой. И я не знала, смогу ли с этим Коронерское расследование 3 глава совладать в одиночку”.

Брюс возвратился в Гонконг в неком замешательстве, видя, как тает на очах его роман с Эми Саньбо. Тогда Гонконг не так издавна пережил очередной массовый наплыв беженцев из коммунистического Китая. Начался рост бараков, семьи строили убежища на крышах построек, люди спали в парках и на улице Коронерское расследование 3 глава. Засуха того лета только усугубила ситуацию. Воду давали лишь на пару часиков раз в четыре денька. Все же, Брюсу удалось получить наслаждение в свое куцее пребывание. Он отправился плавать на песочные пляжи, сходил в кино, посетил парк аттракционов, питался в ресторанах либо просто услаждался атмосферой и энергией оживленных улиц Коронерское расследование 3 глава. Будучи там, Брюс продолжил суровые тренировки с Ип Маном и имел недолгую связь с подружкой юношества – Пак Янь.

С окончанием лета Брюс возвратился в Сиэтл, где продолжил ежедневную жизнь в институте и на вечерней работе у Руби Чоу. Хотя он не закончил одержимые поиски Эми, ее было Коронерское расследование 3 глава нереально отыскать. Во всех сферах по-видимому ничего не выходило. В институте не было грядущего, что было более чем разумеется, когда в осенний семестр он провалил, посреди иных занятий, вступительный курс современного китайского языка.

Сочувствующий положению дел Брюса, Таки Кимура, один из первых учеников Брюса в Сиэтле, устроил так, чтоб Коронерское расследование 3 глава ученики Брюса платили достаточную каждомесячную сумму, чтоб Брюс сумел уйти с работы ассистента официанта и переехать в свою комнату. По последней мере, ему больше не надо было вытерпеть неизменные жалобы Руби о древесной куколке, на которой он нередко отрабатывал удары перед рестораном.

В последующие несколько месяцев Брюс прирастил Коронерское расследование 3 глава свое расписание общественных демонстраций, и в итоге количество их участников равномерно возросло. С увеличившимся доходом, Брюс подписал контракт аренды на маленькое здание, которое скоро станет домом института Чжун Фан Гунфу.

Незадолго до открытия института Брюс повстречал даму по имени Линда Эмери, которая только что окончила гарфилдскую среднюю школу, где Коронерское расследование 3 глава она не только лишь блестела в учебе, да и заходила в школьную спортивную команду по дайвингу и выступала в группе поддержки. Линда была белокожей блондиночкой с голубыми очами, рожденной и воспитанной в Сиэтле мамой со серьезными религиозными ценностями. Ранее Линда встречалась с юным человеком, который был наполовину японцем Коронерское расследование 3 глава, и ее мама пришла в ярость, узнав об этих отношениях. После чего, до поступления на 1-ый курс в институт Вашингтона, в последующие несколько месяцев Линда начала временами встречаться с Брюсом тайком от мамы.

Не так давно учрежденный институт Чжун Фан Гунфу Брюса оказался недолговечным, в главном из-за высочайшей текучести учеников. В Коронерское расследование 3 глава конце концов Брюс не сумел платить за аренду, и школу пришлось закрыть.

Понимая, что ему скоро придется закрыть школу и что у него опять нет реальных средств к существованию, Брюс начал по выходным ездить в Окленд, в главном, чтоб провести время со спецом кунг-фу, Джеймсом Ли. Этих Коронерское расследование 3 глава парней представили друг дружке год назад, и они рассматривали возможность открытия совместной школы кунг-фу. В то же время, зимой 1963-го, Джеймс привез Брюса Ли в Лос-Анджелес на встречу с кэнпоистом и владельцем темного пояса Эдом Паркером, который находился на начальной стадии организации первого интернационального турнира боевых искусств Коронерское расследование 3 глава, запланированного на последующее лето в Лонг-Бич.

После 3-х лет в институте Брюс не сумел получить довольно зачетов, чтоб продвинуться далее уровня первогодки и бросил учебу в конце вешнего семестра 1964-го. Практически без гроша в кармашке и без работы, он продал свою машину и переехал к Джеймсу Коронерское расследование 3 глава Ли в Окленд, не планируя ворачиваться в Сиэтл.

2 августа 1964-го Брюс выступил на международном чемпионате по каратэ, прошедшем в Лонг-Бич Муниципал Аудиториум. Это был 1-ый большой чемпионат по каратэ в Соединенных Штатах, и он прошел с ошеломительным фуррором. Важнее всего остального было искреннее братство, объединившее все общество мастеров Коронерское расследование 3 глава боевых искусств, прибывших со всех концов страны, чтоб выступить и посостязаться. Воскресным вечерком состоялся превосходный конец, представивший заключительные спарринги. Билеты на данное мероприятие были раскуплены за много месяцев, и около тыщи желающих остались за дверцами. Никогда ранее публика не лицезрела состязаний по боевым искусствам такового рода. Уроженец Гавайев, Майк Стоун, после Коронерское расследование 3 глава моментального движения, получил звание чемпиона, и ожидание и приток адреналина были просто неописуемыми.

В этот вечер было много демонстраций. Чжун Ри, ростом в 5 футов 55 дюймов, провел неописуемое выступление с прыжками в воздухе, разбивая в воздухе сосновые доски, подвешенные на уровне 7 футов. Позднее, Бен Ларгуса ошеломил зрителей филиппинскими смертоносными палочками Коронерское расследование 3 глава – эскрима. Такаюки Кубота показал то, что позже журнальчик «Черный пояс» именовал шокирующими трюками, а восьмилетний Рой Кастро, отпрыск известного носителя темного пояса района Залива, Ральфа Кастро, провел такую демонстрацию, что зрители стоя одарили его громкими рукоплесканиями.

В разгар этого величавого вида Брюс Ли, относительно неведомый мастер кунг-фу из Гонконга Коронерское расследование 3 глава, вышел на арену со своим продвинутым учеником Таки Кимура. Брюс был одет в черную одежку и странноватые темные башмаки, а Таки напоминал существо с другой планетки благодаря собственному набитому ватой бронежилету, наколенникам и чему-то схожему на маску кэтчера на лице.

Хотя сначало конкретно ослепительная скорость рук и ног Коронерское расследование 3 глава завлекла всеобщее внимание, конкретно брутальный и смышленый нрав Брюса вспоминали месяцы спустя. Заносчивый. Надменный. Уверенный в себе. Иногда откровенно нахальный. Не поддающимся объяснению образом, вся личность Брюса была умопомрачительно похожа на известного и эпатажного Мухаммеда Али. И как с Али, невзирая на заносчивость Брюса, люди были обязаны Коронерское расследование 3 глава болеть за него. Было что-то в этом взрывном юноше из Гонконга. У него было то, чего те, кто занимался боевыми искусствами, стремились достигнуть. По-видимому, у него была внутренняя уверенность без прикрас, и, судя по всему, он был полностью бесстрашен.

В отличие от того, что неточно изображено в кинофильме «Дракон Коронерское расследование 3 глава» производства ЭмСиЭй, Брюс не воспринимал роли в спаррингах и не кидал вызов на поединок в полный контакт кому бы то ни было. Такое дикое поведение не только лишь обидело бы общество боевых искусств, да и сам Эд Паркер никогда бы не позволил состояться такому ожесточенному общественному выступлению, и у Коронерское расследование 3 глава Брюса Ли было очень много дел, чтоб заниматься таковой ерундой.

Спустя две недели после возникновения на интернациональных соревнованиях в Лонг-Бич Брюс возвратился в Сиэтл. Зависимо от того, версию событий какого биографа вы читаете, это неделя жизни Брюса может быть какой угодно – от тепло поднимающей настроение до Коронерское расследование 3 глава очень разочаровывающей. В любом случае, мы знаем точно, что он прибыл в Сиэтл во 2-ой неделе августа 1964-го, и что 12 августа он и Линда Эмери появились в здании суда Кинг Каунти и подали заявление на разрешение вступить в брак, планируя пожениться потаенно.

Два денька спустя мама Линды прочитала Коронерское расследование 3 глава о дальнейшем бракосочетании дочери в колонке о количестве браков в местной газете. Разгневанная, он взбежала на 3-ий этаж Сирс и Робак, где Линда подрабатывала летом, и потрясла газетой у нее перед носом. “Это о для тебя пишут?”

Этим же вечерком Брюса и Линду вызвали на домашний ковер. Это был 1-ый Коронерское расследование 3 глава раз, когда семья Линды лицезрела Сифу Брюса Чжун Фан Ли, и они добивались разъяснений. Не считая мамы и отчима (отец Линды погиб, когда ей было четыре годика), возлюбленный дядя Линды, очень набожный мужик, начал приводить цитаты из Библии. Это не христианский поступок, кровосмешение рас. Они ответят за свои грехи Коронерское расследование 3 глава в аду.

Брюс оборвал их: “Я желаю жениться на вашей дочери. Кстати говоря, я китаец”.

Может быть они неверно приняли его за японца и повергли его в антияпонскую поствоенную расистскую истерию. Это было не так. Все азиаты были под запретом. Белоснежные, в особенности те, кто носил фамилию Эмери, женились Коронерское расследование 3 глава на белоснежных.

Они спорили до глубочайшей ночи и в течение последующего денька. Как семья Линды была убеждена, Линде чуть исполнилось девятнадцать, и она была очень молода. Почему они не могут подождать еще год?

Не считая того, Линда не искусна готовить и убирать. Волновало других и то, что судя по всему Коронерское расследование 3 глава, у Брюса не было реальных средств к существованию, что было правдой. Не считая расовых и бесцеремонных частей этой встречи, что тщательно дискуссировалось все эти годы, основным вопросом, с которым столкнулась семья Эмери, было то, что Линда находилась практически на четвертом месяце беременности, и очевидно, в то время если Коронерское расследование 3 глава твоя женщина беременела, ты женился на ней, просто и ясно.

Не знавшая о ее беременности Эми Саньбо вспоминала, как у нее было чувство, что что-то страшно некорректно, когда она возвратилась в Сиэтл на маленькую встречу с семьей. “Я соболезновала Линде. Помню, как лицезрела их в октябре, прогуливающими по Коронерское расследование 3 глава китайскому кварталу. Было холодно, и она была одета в огромное пальто. Понимаете, есть путь, который вы проходите совместно, когда влюблены, и если вы пара, вы ощущаете одушевление, а у нее этого не было. Она смотрелась так, как будто чуть сдерживала себя, так как была страшно злосчастна. И мне Коронерское расследование 3 глава стало ее жалко, так как я уже решила себе, что знаю, какой будет ежедневная жизнь с Брюсом, и так как ей скоро пришлось бы столкнуться с этим, я очень соболезновала ей. Помню, как очень расстроилась за нее, когда погиб Брюс и начали всплывать сообщения, что у него были любовницы Коронерское расследование 3 глава и подобные вещи. И вновь я ощутила практически сострадание и сочувствие к Линде. Из-за того стиля жизни, которым ей пришлось жить с Брюсом, я уверена, она была злосчастна”.

Не прошло и суток, как Линда и Брюс поженились во время церковной службы, поспешно организованной мамой Линды. Не считая мамы Коронерское расследование 3 глава и бабушки Линды, остальная часть клана Эмери бойкотировала службу, и все завершилось тем, что свежеиспеченная свекровь Брюса ворчала, что ее свежеиспеченный зять “мог бы хотя бы принести цветочки”. В скором времени Линда переехала в Окленд, где они с Брюсом заняли спальню в доме Джеймса Ли.

Даже после женитьбы Брюс продолжил находить Коронерское расследование 3 глава Эми Саньбо и звонить ее друзьям и семье с вопросом: “Где Эми? Мне необходимо побеседовать с ней”. В конце концов, когда Эми вышла замуж осенью 1964-го, звонки закончились.

Откуда такая напористость? К чему это чувство полного безрассудства, неустанное преследование Эми? “Самое принципиальное из того, что Брюс гласил мне” – Эми Коронерское расследование 3 глава сделала паузу, чтоб погрузиться в свои мысли, “и вероятнее всего в первый раз он был по-настоящему честен, когда поглядел мне прямо в глаза и произнес: ‘Знаешь, ты очень взрослая, ты не такая, как другие’. Думаю, что Брюс ощущал себя в безопасности рядом со мной, так как я контролировала его Коронерское расследование 3 глава. Была в Брюсе странность заваривать кашу либо воспользоваться ситуацией так, что у других не оставалось выбора не считая как ответить этим же, выражая собственный гнев. Странноватым образом Брюс, казалось, получал от этого наслаждение, хотя в других случаях это пугало его. Вспоминая об этом, я думаю, Брюс очень рано увидел Коронерское расследование 3 глава, как становится непредсказуемым и ощущал во мне практически схожую мудрость”.

Оскароносный сценарист Стерлинг Силлифант, сам владелец темного пояса, пару 10-ов лет обидно вспоминал: “Боевые искусства никогда не делали для Брюса то, что они создали для меня и многих других. Брюс никогда не получал никакого умиротворения от Коронерское расследование 3 глава боевых искусств. То, что должно было защитить его, не делало этого. Он навлек на себя огромное количество проблем, которые вышли ему боком. В жизни хватает заморочек. Большая часть из нас уходят от их… Периодически Брюс, казалось, встречал их с распростертыми объятьями”.


Глава 3

ГОЛЛИВУД

“Ну” – протянула Мортышка, “много годов назад высококлассный мастер дзен Коронерское расследование 3 глава научил меня искусству отрывания голов. Не знаю, помню я его либо нет, но я очень не прочь испытать” – «Обезьяна», Ву Чэнъэнь

Не так давно учрежденный институт кунг-фу Брюса в Окленде чуть открылся, когда Брюс получил открытый вызов от мастера кунг-фу по имени Вон Джек Ман. С самой Коронерское расследование 3 глава погибели Брюса в июле 1973-го подробности этой схватки обширно освещались Линдой Ли средством ведущих журналов о боевых искусствах. Не считая Джеймса Ли, который погиб до того, как эта история получила живой энтузиазм со стороны прессы, единственными очевидцами схватки были Вон Джек Ман и парочка его товарищей, ни один из Коронерское расследование 3 глава которых не проявлял личного энтузиазма в следующие два десятилетия в стремлении использовать имя Ли в свою пользу.

Правильно и то, что Вон Джек Ман лично спровоцировал стычку, заявив, что представляет группу старейшин боевых искусств, которые проживали недалеко в китайском квартале Сан-Франциско. Но, что остается загадкой, так это что конкретно Коронерское расследование 3 глава разгневало этих самых старейшин, если они вообщем были разгневаны?

По рассказам, в январе 1963-го Вон Джек Ман приехал в оклендскую школу Брюса, и, как говорят, сходу перебежал к делу – Брюс Ли открывал секреты кунг-фу некитайцам! В качестве исторической отсылки любопытно, что незадолго до известной сейчас стычки меж Брюсом Ли Коронерское расследование 3 глава и Вон Джек Маном, набирающий в близкорасположенном Лос-Анджелесе популярность кэнпоист Эд Паркер опубликовал без происшествий и жалоб свою пользующуюся популярностью книжку в жесткой обложке «Секреты китайского каратэ». И хотя Паркер был гавайцем и возможно не мог быть призван к ответу за обучение неазиатов, его ассистент Коронерское расследование 3 глава инструктора в лос-анджелесской школе каратэ, знаменитый мастер тайцзы, Джимми Ву, учил некитайцев раз в день без призыва к ответу китайскими старейшинами, мастерами кунг-фу и кем-либо еще.

Может быть другое разъяснение связано с посягательством на чужую местность. По сообщениям несколькими годами ранее члены местной группировки триады пришли в сиэтльскую школу Коронерское расследование 3 глава Брюса, требуя средств. Клятва триады №27 может иметь что-то общее как со стычкой в Сиэтле, так и со стычкой в Окленде: “Я не должен преступать местность, занятую моими кровными братьями. Пусть в меня стукнут 5 молний, если я притворюсь, что не знаю о правах собственных братьев в Коронерское расследование 3 глава схожих случаях”.

Какая бы причина ни стояла за визитом Вон Джек Мана, Брюсу вручили рукописный ультиматум, в каком, как молвят, утверждалось, что он или перестает учить неазиатов, или воспринимает вызов Вона к началу боя. Согласившись быстрее драться, чем закрыть свою школу, Брюс одномоментно пришел в ярость, когда Вон предложил, чтоб Коронерское расследование 3 глава они просто немного поспарринговали несколько минут. “Я против схожих вещей!” – закричал Брюс, кипя от злобы. “Ты бросил вызов, так что я устанавливаю правила! Бой будет без ограничений – изо всех сил!”

Решительно опровергая сообщения, что бой завершился вничью, Линда в течение 2-ух 10-ов лет утверждала, что умопомрачительно грубая схватка завершилась “за считанные Коронерское расследование 3 глава минутки”. Ни один участник не получил никаких существенных травм, хотя этот опыт принудил Брюса позднее придти к заключению, что значимая толика его боевого искусства оказалась неэффективна, и что из-за того, что он очень стремительно запыхался в течение схватки, ему необходимо было провести суровую работу над собственной Коронерское расследование 3 глава сердечнососудистой системой.

Месяцем позднее в Гонконге в возрасте шестидесяти 4 лет от инфаркта скончался отец Брюса. В то время Брюс находился в США, и он здесь же сел на самолет до Гонконга. Перед входом в похоронный зал, чтоб дать последние почести, согласно китайскому обычаю требовалось подползти к гробу отца. То, что Брюс Коронерское расследование 3 глава сделал это, плача при всем этом, возможно является свидетельством глубочайшей чувственной боли, которую он нес внутри себя всю оставшуюся жизнь из-за отца, который остался к нему холоден и которому Брюс так и не сумел угодить.

Главный поворотный момент в жизни Брюса произошел в августе 1964-го Коронерское расследование 3 глава, когда Эд Паркер снял на пленку впечатляющую демонстрацию кунг-фу на международном чемпионате по каратэ в Лонг-Бич. Когда прямо за этим запись проявили телепродюсеру Уильяму Дозьеру, Брюс получил роль в новеньком телесериале Дозьера – «Зеленый шершень», к съемкам которого приступили в июне 1966-го. Ван Уильямс сыграл роль Бритта Рида (Зеленоватого шершня), героя Коронерское расследование 3 глава радиопередачи, который был редактором газеты и активным бойцом с преступностью. Брюс сыграл роль верного ассистента Шершня, Като, который был мастером смертоносного искусства кунг-фу.

В 1967-ом Брюс Ли был фактически неизвестен в мире боевых искусств. И хотя он заполучил кое-какую популярность как Като, для тех, кто Коронерское расследование 3 глава занимался боевыми искусствами, настоящими героями были фавориты турниров, больше известные как золотые мужчины уходящей эры – Джо Льюис, Чак Норрис и Майк Стоун. Из этих 3-х Льюис больше других провел времени с Брюсом.

В то время в соревновательных кругах не было никого более смертоносного, чем Джо Льюис. Он был не только лишь Коронерское расследование 3 глава моментально резвым и имел силу удара, от которого мог треснуть металлической сейф, он также был скандально известен за собственный нрав, так взрывной, что в один прекрасный момент Эду Паркеру пришлось на физическом уровне задерживать его от того, чтоб Джо не порвал собственного конкурента на части.

Присоединившись к Коронерское расследование 3 глава Джо Льюису, Брюс придерживался цели получить признание, которого он так страстно вожделел. По словам Льюиса, Брюс желал иметь престиж, чтоб заявить о статусе мастера, и подкрепил бы этот статус, представляя собственных учеников, которые были государственными чемпионами. В то время Брюсу было чуток больше 20 5 лет, и потому, благодаря собственному Коронерское расследование 3 глава молодому возрасту, иерархическая структура кунг-фу не позволяла признать его мастером чего-либо, не говоря уже о том, чтоб проявлять к нему почтение. Это разозлило Брюса, и он начал закипать.

Скоро после выхода «Зеленого шершня» Брюс, сейчас уже телезвезда, начал давать интервью разным журнальчикам о боевых искусствах, в каких обрушивал Коронерское расследование 3 глава свое возмущение на общество боевых искусств в целом, и делал особенный упор на тех, кого он называл большинством самозваных, бесталантных мастеров. Отлично узнаваемый за свою прямоту, Брюс открыто винил многих из этих икон боевых искусств в том, что они находились в непозволительной форме, и нередко входил так далековато, что называл Коронерское расследование 3 глава многих из их откровенными фальшивками. Чему бы ни учили эти мастера практически восемнадцать веков особо хранимого, потаенного познания, Брюс гласил на публике с большой горячностью, что 90% всего этого была ерундой!

Полностью униженные, почетаемые темные пояса сообществ боевых искусств и в США, и на Далеком Востоке обвинили Брюса в том Коронерское расследование 3 глава, что он был никем другим, не считая как несведущим выскочкой, а другие дошли до того, что повесили на него ярлычек юнца с огромным ртом. Не утратив смелости, Брюс открыто призывал собственных критиков “показать, на что они способны”. Нередко, неописуемо дерзким жестом Брюс выбирал 1-го мастера боевых искусств Коронерское расследование 3 глава, и стоя прямо перед ним в границах досягаемости, предлагал ему “попробуй стукнуть меня”. Неописуемо, но ни один из числа тех, кто пробовал, не мог этого сделать. В общем и целом Брюс был помехой для общества боевых искусств, которое просто не представляло, как с ним быть и в то же время Коронерское расследование 3 глава не могло заткнуть ему рот.

На самом деле, по большей части в таланте Брюса не было большой потаенны. По природе он был неописуемым натуральным спортсменом, “одним на два млрд”, по словам Эда Паркера, и поддерживал себя в прелестной физической форме, над которой работал до степени фанатизма. Не считая того Коронерское расследование 3 глава, что касается открытого боя без ограничений, он упростил свое искусство и отточил до совершенства несколько главных частей, которые нередко оказывали разрушительное воздействие.

У величавого мастера фехтования Джулио Мартинеса Кастелло Брюс заполучил способность сокращать и наращивать разрыв либо дистанцию, меж ним и его конкурентами до таковой степени, что мог нападать Коронерское расследование 3 глава со скоростью кобры. Во-2-х, Брюс также завладел тем, что Кастелло называл “рваным ритмом”. Это способность запутывать конкурента, и таким макаром нарушать его естественный ритм. При доведении до совершенства, человек, который в обыкновенной жизни медлительнее, чем его конкурент, может выиграть поединок, разбивая ритм конкурента на половины и четверти Коронерское расследование 3 глава такта. Общий эффект был и очень сбивающим с толку, и неописуемо обескураживающим.

Более того, Брюс стал так опытен в искусстве западного бокса, что многие были убеждены, что он мог выйти на ринг с хоть каким проф боксером собственной весовой категории, и, полностью возможно, и последующей весовой категории тоже. Когда Коронерское расследование 3 глава Брюс сокращал разрыв, большая часть мастеров боевых искусств были нередко совсем ошеломлены, так как не привыкли первыми наносить удар боксеру уровня Брюса.

Похожим образом, Брюс был идиентично небезопасен на расстоянии, так как он мог стукнуть собственного конкурента в всякую точку тела с ослепительной скоростью кнута из телячьей кожи, и полностью практически, с Коронерское расследование 3 глава силой лошадки. Более того, он довел до совершенства искусство удара в переднюю голень конкурента, и лупил так же стремительно и отлично, как и боксер, применяющий джеб. Это не только лишь обескураживало, да и существенно препятствовало желанию конкурента стукнуть фронтальной ногой либо штурмовать.

Безусловно, самым ценным качеством Коронерское расследование 3 глава Брюса было то, что он был мэтром в моментальном определении слабостей собственного конкурента. Скоро после приезда в Лос-Анджелес он начал набирать учеников из числа занимающихся у Эда Паркера карих и темных поясов. Растущая текучка продвинутых учеников Паркера не устраивала крестного отца кэнпо.


korporativnoe-upravlenie.html
korpus-avtoscepki-15-cep-16-upor-17-malij-zub18-zamok-19-bolshoj-zub.html
korpus-naruzhnoe-ustrojstvo-yahti.html