Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу»

^ Компания Негожее орудие
Вправе ли юрист давать показания против собственного подзащитного в суде?

Верховный Трибунал РФ высказался против способности допрашивать адвоката об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием юридической помощи при допросах Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» его подзащитного в качестве подозреваемого, а потом обвиняемого.

Юрист Нвер ГАСПАРЯН, член квалификационной комиссии Адвокатской палаты Ставропольского края, считает, что Постановление Президиума ВС РФ от 7 июня 2006 г. № 71-П06 выбивает из Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» рук правоохранителей негожее орудие и подводит результат бессчетным обсуждениям.

Адвокат-свидетель

Для того чтоб выжить в критериях современной конкуренции, юристы должны повсевременно учить право, совершенствоваться в профессии. Но некие выбирают другой путь.

Квалификационной комиссии Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» Адвокатской палаты Ставропольского края известны случаи, когда следователи заводят крепкую дружбу с адвокатами, а последние охотно делятся с первыми ордерами и не скупятся на автографы в протоколах допросах подозреваемых и обвиняемых, практически не участвуя Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» в следственных действиях.

Не раз в суде подсудимые и их новые заступники заявляли ходатайства об исключении из доказательств протокола допроса, в качестве подозреваемого либо обвиняемого, обосновывая заявление ходатайства нарушением права на Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» защиту. Подсудимые в собственных ходатайствах практически винили бывших защитников в нарушении норм Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Русской Федерации», также Кодекса проф этики адвоката (дальше соответственно Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» – Закон об адвокатской деятельности и Кодекс).

Во всех таких случаях с целью проверки резонов стороны защиты в трибунал по ходатайству муниципального обвинителя для дачи показаний вызывался прошлый заступник подсудимого Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу». Юрист являлся по первому требованию, трибунал допрашивал его об обстоятельствах его роли в процессе следственного деяния и, услышав ожидаемые показания, отказывал в ублажении ходатайств об исключении доказательств.

Юристы, дававшие показания в интересах стороны обвинения, разъясняли Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» свою позицию тем, что они таким методом защищали себя от неосновательных обвинений собственных подзащитных в совершении адвокатского проступка. Но вправе ли были юристы так себя вести?

Полагаю, что такая позиция адвокатов является Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» неверной.

В силу ч. 4 ст. 6 Кодекса: «Без согласия доверителя юрист вправе использовать сообщенные ему доверителем сведения в объеме, который юрист считает уместно нужным для обоснования собственной позиции при рассмотрении штатского спора Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» меж ним и доверителем либо для собственной защиты по возбужденному против него дисциплинарному производству либо уголовному делу».
В рассматриваемой ситуации меж адвокатом и его доверителем не появлялось штатского спора. Допрос адвоката в качестве Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» очевидца об обстоятельствах его роли в допросах доверителя в процессе досудебного производства не значит начало какого-нибудь преследования адвоката – уголовного или дисциплинарного. Юрист вызывается трибуналом по ходатайству муниципального обвинителя в Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» качестве очевидца. В согласовании с ч. 1 ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится исключительно в отношении обвиняемого и только по предъявленному ему обвинению. Адвокату-свидетелю нет необходимости защищаться. В неприятном случае выходит трагикомическая картина Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу»: юрист защищает себя в суде, где нужно защищать подсудимого.

Можно принять во внимание в этой связи постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» первой статьи 47 и части 2-ой статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова», в каком говорится, что нужно учесть не только лишь формальное процессуальное, да и фактическое положение лица Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу», в отношении которого осуществляется общественное уголовное преследование. При всем этом факт уголовного преследования и, как следует, направленная против определенного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и другими мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения либо свидетельствующими о наличии подозрений против него.

Как видно, при допросе адвоката Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» в процессе судебного разбирательства в качестве очевидца никаких действий в целях его изобличения не делается, общественное уголовное преследование не осуществляется.

Ну и зачем юрист должен защищаться в суде при допросе Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» в качестве очевидца, если трибунал в любом случае не вправе давать оценку деятельности адвоката по защите интересов обвиняемого?

Так, согласно определению Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 20 ноября 1997 г. по уголовному делу в Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» отношении Беляева: «Статьи 21.2 и 355 УПК РСФСР не содержат оснований для вынесения трибуналом личных определений о ненадлежащем выполнении адвокатом собственных обязательств по защите интересов обвиняемых». Не содержится таких оснований и в ч. 4 ст. 29 и Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» ст. 258 УПК РФ.
Это и не умопомрачительно, ведь правом производить дисциплинарное создание в отношении адвоката и давать оценку его деятельности обладает только квалификационная комиссия и совет адвокатской палаты, членом которой состоит юрист Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» на момент возбуждения такового производства (п. 5 ст. 19, п. 5 ст. 23 Кодекса).

Другой подход означал бы нарушение принципа независимости адвокатуры.

^ Доверитель не может стать бывшим

В согласовании с п. 1 ч. 1 ст. 7 Закона об Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» адвокатской деятельности: «Адвокат должен честно, уместно и радиво отстаивать права и легитимные интересы доверителя всеми не нелегальными законодательством Русской Федерации средствами». Юрист, защищая себя, сразу действует вопреки легитимным интересам собственного доверителя, хотя Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» бы и бывшего.

В рассматриваемом случае легитимные интересы доверителя заключаются в заявлении ходатайства об исключении обвинительного подтверждения в согласовании со ст. 75 УПК РФ и в исключении этого подтверждения трибуналом.

В согласовании Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» с ч. 4 ст. 235 УПК РФ при рассмотрении ходатайства об исключении подтверждения на том основании, что подтверждение получено с нарушением требований УПК РФ, бремя опровержения резонов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. Юрист – прошлый заступник Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу», говоря суду о том, что никаких нарушений УПК РФ следователем не допущено, тем способствует прокурору в опровержении резонов, представленных стороной защиты. Это в итоге позволяет суду вынести постановление об отказе в Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» ублажении ходатайства стороны защиты об исключении доказательств и в обвинительном приговоре сослаться на показания адвоката-свидетеля как на допустимое подтверждение.

Часто все обвинение лица в совершении злодеяния основывается только на его благодарных Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» показаниях, подтвержденных совокупой показаний оперативных служащих, которые типо слышали об этих признаниях. Исключение благодарных показаний из доказательств может привести к оправданию подсудимого.

По такового рода делам показания адвоката в суде ведут Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» к осуждению его доверителя, хотя бы и бывшего, что не имеет никакого значения для правовой и морально-этической оценки действий адвоката. Согласно п. 1 ч. 1 ст. 9 Кодекса: «Адвокат не вправе действовать вопреки легитимным Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями своей выгоды, аморальными интересами либо находясь под воздействием давления извне».

Поведение адвоката в данной ситуации порочит честь и достоинство адвокатской профессии, подрывает доверие к адвокату и Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» тем противоречит нормам ч. 1 ст. 4, ч. 4 ст. 9, ч. 1, 2 ст. 5 Кодекса. Неувязка таковой позиции состоит к тому же в том, что юрист вступает в спор с другим адвокатом – новым заступником подсудимого и Корпорация Негодное оружие - «За верность адвокатскому долгу» появляется не предусмотренный адвокатскими нормами конфликт снутри адвокатского общества, что не может не наносить вред авторитету адвокатуры.

^ Полный текст читайте в "АГ" № 6, 2008



korolenko-son-makara-izlozhenie.html
korolev-izvestnij-i-neizvestnij.html
koroleva-dolzhna-rasshedritsya-12-07-2012-glavnie-novosti-sporta-5.html